Assassin's Creed: Nothing is True

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Assassin's Creed: Nothing is True » Бюро. » Story


Story

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Информация является необязательной к прочтению и носит лишь познавательный характер.

Исторические личности в Assassin`s Creed

https://pp.vk.me/c836128/v836128501/1d7ee/0qg-Y5GgQ-A.jpg
Салах ад-Дин — султан Египта и Сирии, талантливый полководец, мусульманский лидер XII века. В Assassin’s Creed уличные глашатаи упоминают имя Салах ад-Дина. Также известен как Саладин.

Аль-Ма́лик ан-На́сир Сала́х ад-Дунийа ва-д-Дин Абу́ль-Муза́ффар Ю́суф ибн Айю́б (араб. الملك الناصر أبو المظفر يوسف بن أيوب), в русской и западной традиции Салади́н (араб. صلاح الدين; 1138, Тикрит — 4 марта 1193, Дамаск) — султан Египта и Сирии и др., полководец, мусульманский лидер XII века.
Курд по происхождению. Основатель династии Айюбидов, которая в период своего расцвета правила Египтом, Сирией, Ираком, Хиджазом и Йеменом.
В Европе известен именно как Саладин, хотя это даже не имя. Салах ад-Дин — это лакаб — почётное прозвище, означающее «благочестие веры». Собственное имя этого правителя — Юсуф ибн Айюб (Юсуф, сын Айюба).

https://pp.vk.me/c836128/v836128501/1d756/p527-8hsQQY.jpg
Ричард I Львиное Сердце — король Англии и полководец крестоносцев в XII веке. Появляется в финале «Assassin’s Creed», где Альтаир убеждает его что Робер де Сабле использует Крестовый поход чтобы уничтожить ассассинов и найти осколки Эдема. Не зная кому верить, Ричард предлагает Альтаиру и Роберу завершить спор дуэлью, однако Роберу помогают его верные тамплиеры-крестоносцы. После смерти Робера, Ричард отпускает Альтаира и соглашается что ему стоит идти на личные переговоры с Салах ад-Дином.

Ричард I Львиное Сердце (англ. Richard the Lionheart, фр. Richard Cœur de Lion, 8 сентября 1157, Оксфорд, Англия — 6 апреля 1199, Шалю, герцогство Аквитания) — английский король из династии Плантагенетов. Сын короля Англии Генриха II и герцогини Алиеноры Аквитанской. У него также имелось другое прозвище (не столь известное, как Львиное Сердце) — Ричард Да-и-Нет (окс. Oc-e-No), которое означало, что его легко склонить в ту или другую сторону.
Титулы: граф де Пуатье (1169—1189), герцог Аквитании (1189 — 1199), король Англии (1189—1199), герцог Нормандии (1189—1199), граф Анжуйский и Мэнский (1189—1199).

https://pp.vk.me/c836128/v836128501/1d6ae/hW9b4tYg2dU.jpg
Робер де Сабле — антагонист Assassin’s Creed, магистр ордена тамплиеров, девятая цель Альтаира.

Робер IV, сеньор де Сабле́ (фр. Robert de Sablé, ? — 28 сентября 1193) — великий магистр ордена тамплиеров с 1191 года до 28 сентября 1193 года. Умелый полководец и политический деятель.

https://pp.vk.me/c836128/v836128501/1d6d3/yXIQihY08GI.jpg
Гарнье де Наплуз — доктор-маньяк из Акры. Убит Альтаиром.

Гарнье де Наплуз (фр. Garnier de Naplouse) — 9-й Великий магистр Ордена госпитальеров с 1190 до 1192 года. Он сражался в битве при Арсуфе за короля Ричарда I Львиное Сердце во время Третьего крестового похода.

https://pp.vk.me/c836128/v836128501/1d746/dasqDcB5WSM.jpg
Уильям Монферрат — наместник Акры, известный тем, что казнил однажды три тысячи сарацинов. Убит Альтаиром.

Вильгельм V Старый (итал. Guglielmo il Vecchio) (ок. 1115 — август 1191, Тир) — маркграф Монферратский с 1136 года. Получил прозвище Старый из-за длительности своего правления. Один из виднейших представителей рода Алерамиков, имевших феод в Северной Италии.

https://pp.vk.me/c836128/v836128501/1d74e/5OhAftO200A.jpg

Сибранд — трусливый командир флота Тевтонского ордена. Убит Альтаиром.

Магистр Сибра́нд (нем. Sibrand) — основатель госпиталя в Акре, который должен был стать центром Тевтонского ордена.[1] По этой причине, его часто считают «первым Великим магистром» ордена. Однако, об ордене стало известно только 1192 году, а духовно-рыцарским орденом он стал в 1198 году.

Исторические личности в Assassin`s Creed II

https://pp.vk.me/c836128/v836128501/1da46/F5EyKudgokA.jpg

Никколо Макиавелли — наставник и ментор ассасинов (потом передал полномочия Эцио), философ. В Assassin’s Creed: Brotherhood Ла Вольпе думал, что Макиавелли — предатель, и хотел убить его, но Эцио успевает остановить Вольпе, узнав, что предатель — один из их воров.

Никко́ло Макиаве́лли (Макьявелли, итал. Niccolò di Bernardo dei Machiavelli; 3 мая 1469, Флоренция — 21 июня 1527, там же) — итальянский мыслитель, философ, писатель, политический деятель — занимал во Флоренции пост секретаря второй канцелярии, отвечал за дипломатические связи республики, автор военно-теоретических трудов. Выступал сторонником сильной государственной власти, для укрепления которой допускал применение любых средств, что выразил в прославленном труде «Государь», опубликованном в 1532 году.

https://pp.vk.me/c836128/v836128501/1da29/C_Oyn-bJfXk.jpg
Бартоломео Д’альвиано — наёмник, ассасин, муж Пантасилеи Бальоне. Является главой гильдии наёмников.

Бартоломео д’Альвиано (итал. Bartolomeo d'Alviano; 1455, Альвиано — 7 октября 1515, Геди) — итальянский кондотьер, прекрасно проявивший себя в частности в войне со Священной Римской Империей, сражаясь на стороне Венецианской республики.

https://pp.vk.me/c836128/v836128501/1da20/IiTK8EwFAH8.jpg
Леонардо да Винчи — добрый друг Эцио. Учёный и художник, помогает Эцио в его приключениях. В частности, во второй части игры расшифровывает страницы кодекса и даёт «попользоваться» летучей машиной. В Братстве Крови создал разные машины для Борджиа (будучи их заложником), после уничтожения этих машин он дает Эцио парашют.

Леона́рдо ди сер Пье́ро да Ви́нчи (итал. Leonardo di ser Piero da Vinci; 15 апреля 1452, селение Анкиано, около городка Винчи, близ Флоренции — 2 мая 1519, замок Кло-Люсе, близ Амбуаза, Турень, Франция) — итальянский художник (живописец, скульптор, архитектор) и учёный (анатом, естествоиспытатель), изобретатель, писатель, музыкант, один из крупнейших представителей искусства Высокого Возрождения, яркий пример «универсального человека» (лат. homo universalis).

https://pp.vk.me/c836133/v836133501/25594/2oQRlJu1zhE.jpg
Лоренцо Медичи — итальянский государственный деятель и де-факто правитель Флорентийской Республики в эпоху итальянского Ренессанса.

Лоре́нцо ди Пьеро де Ме́дичи «Великоле́пный» (итал. Lorenzo di Piero de Medici il Magnifico; 1 января 1449, Флоренция — 9 апреля 1492, Флоренция) — флорентийский государственный деятель, глава Флорентийской республики в эпоху Возрождения, покровитель наук и искусств, поэт.

https://pp.vk.me/c836133/v836133501/255b8/JTvGgPCZVjU.jpg

Катерина Сфорца — правительница Форли, возлюбленная Эцио Аудиторе. Встречается с ним во второй части игры, когда её детей захватили в заложники Людовико и Чеко Орси. Раскрывает, что её муж был тамплиером и что она наняла братьев Орси убить его после того, как он оставил её посреди болота на лодке. В 1500 году прибыла на виллу Аудиторе, чтобы «одолжить» наёмников Эцио для защиты Форли от Римского Папы. Во время штурма виллы захвачена в плен Чезаре Борджиа и переправлена в Рим в замок Святого Ангела. Эцио спасает её из плена и строит на неё планы, однако Катерина уезжает во Флоренцию в надежде, что ей вернут её земли, и в 1509 году умирает от пневмонии.

Катерина Сфорца (итал. Caterina Sforza; 1463 — 10 мая 1509), графиня Форли, внебрачная дочь Галеаццо Мария Сфорца, одна из последних представительниц знаменитой династии. Одна из самых знаменитых женщин итальянского Возрождения, по прозвищу «Львица Романьи» и «Тигрица из Форли».

https://pp.vk.me/c836133/v836133501/255f4/fd1Q9tnst2Y.jpg
Агостино Барбариго ― 74-ый дож Венеции, с 1486 года до своей смерти в 1501 году. Он был членом семьи Барбариго, и младшим братом Марко Барбариго. Он изначально был на стороне ассассинов, в отличии от своей семьи, которая была на стороне тамплиеров, однако Агостино во время своего правления поддался коррупции и был убит своими бывшими союзниками.

Агостино Барбариго (итал. Agostino Barbarigo; 1420, Венеция — 20 августа 1501, там же) — 74-й венецианский дож, избранный в 1486 году. При нём Венецианская республика приняла участие в первой итальянской войне, в результате которой король Франции Карл VIII был временно изгнан из Италии. С другой стороны, правление Барбариго отметилось крайне неудачной для Венеции войной с турками, закончившейся потерей контроля над Пелопоннесом и многими другими важными опорными пунктами. Что касается самого города, то при Агостино Барбариго на площади Святого Марка началось строительство нескольких красивейших достопримечательностей города.

https://pp.vk.me/c836133/v836133501/255fd/KTpH0D-topE.jpg
Джироламо Савонарола — монах-доминиканец, не состоял в сговоре с Родриго Борджиа. После того, как Савонарола находит Частицу Эдема, он захватывает власть во Флоренции с помощью этого древнего артефакта. Убит Эцио.

Джирола́мо Савонаро́ла (итал. Girolamo Savonarola; 1452—1498) — итальянский монах и реформатор 1494—1498 годов.

https://pp.vk.me/c836133/v836133501/25837/492nWOqqN-A.jpg
Франческо Пацци — банкир, представитель флорентийской семьи Пацци, убил Джулиано Медичи. Убит Эцио.
Якопо Пацци — глава семьи Пацци и семейного банка. Был тяжело ранен Родриго Борджиа и убит Эцио Аудиторе.

Франческо Пацци (итал. Francesco Pazzi; 28 января 1444, Флоренция — 26 апреля 1478, там же) — дворянин из знатного флорентийского рода Пацци, прославившийся благодаря заговору против Лоренцо Великолепного. Племянник Якопо Пацци, одного из заговорщиков.

https://pp.vk.me/c836133/v836133501/25bb0/GhkLSrpMEDw.jpg

Чекко Орси — наемник из Тосканы, брат Людовико Орси. По приказу Родриго Борджиа напал на Форли. Убит Эцио.
Людовико Орси — наемник из Тосканы, брат Чекко Орси. Вместе с Чекко напал на Форли по приказу Родриго Борджиа. Убит Эцио.

Джироламо Риарио был убит 14 апреля 1488 г. в Форли в результате заговора Франческо Орсо, Чекко Орси и Людовико Орси. Давний противник Риарио Франческо Орсо, которому Джироламо задолжал 200 дукатов, опасаясь за свою жизнь, решил первым нанести удар. Явившись с Людовико и Чекко Орси на приём к графу Джироламо, они закололи его кинжалом. Капитан города, случайно бывший у графа для какого-то разговора с немногочисленными спутниками, тоже пал под ударами убийц. Совершив все эти убийства, заговорщики подняли в городе смуту, выбросили труп графа из окна на площадь и с криком «Церковь и Свобода!» вооружили народ, ненавидевший графа за алчность и жестокость. (Взято из Статьи об Убийстве Джироламо Риарио делла Ровере, мужа Катерины Сфорца)

https://pp.vk.me/c836128/v836128501/1da5d/S_JcUpcCP2o.jpg
Марко Барбариго — 73-й венецианский дож, участник заговора против Джованни Мочениго. Имеет личного телохранителя Данте Моро, женат на его бывшей супруге Карлотте. Убит Эцио.

Марко Барба́риго (Венеция, 1413 — Венеция, 14 августа 1486) — 73-й венецианский дож, избранный в 1485 году, из знатного венецианского рода Барбариго.

0

2

Список некоторых из ассасинов.

1. Альтаир ибн-Ла-Ахад
(1165г-1257г. 92 года)
— Мастер-Ассасин и Наставник из сирийского Братства Ассассинов, а также предок Дезмонда Майлса.
Появление:
Assassin's Creed
Assassin's Creed: Bloodlines
Assassin's Creed: Revelations
Assassin's Creed: Altair's Chronicles
Assassin's Creed: The Secret Crusade
Assassin's Creed: Memories

2. Эцио Аудиторе-да-Фиренце
(1459г-1524г. 65 лет)
Эцио Аудиторе да Фиренце — ассасин, наставник ассасинов, бывший дворянин. Появление:
Assassin's Creed II
Assassin's Creed: Brotherhood
Assassin's Creed: Revelations
Assassin's Creed: Embers

3. Коннор Кэнуэй(Радуннхагейду)
(1756г.-?г)
Радунхагейду, позже получил имя Коннор Кенуэй, в честь покойного сына наставника— американского ассасина Ахиллеса Дэвенпорта. Жил в колониальной Америке конца 18-ого века во время Война за независимость США. Является одним из предков Дезмонда Майлса. Является сыном Хейтема Кэнуэя.
Последнее упоминание про Коннора было в 1804 году(на тот момент 44 года). Точная дата смерти неизвестна.
Появление:
Assassin's Creed III
Assassin's Creed: Liberation

4. Авелина де Грандпре
(1747г.-?г)
Авелина де Грандпре — американский ассасин времен франко-индейской войны. Является предком Объекта 1.
Появление:
Assassin's Creed: Liberation
Assassin's Creed IV: Black Flag

5. Эдвард Кэнуэй
(1693г-1735г. 42 года)
Эдвард Джеймс Кенуэй — английский капер, пират и ассасин. Сын фермера Бернарда Кэнуэя, отец Хейтема Кэнуэя. Также является дедом Коннора Кэнуэя и дальним предком Дезмонда Майлса. Капитан корабля "Галка".
Появление:
Assassin's Creed IV: Black Flag

6. Арно Виктор Дориан
(1768г-?г)
Ассасин австрийско-французкого происхождения. Принимал не посредственное участие в ходе событий Великой Французской революции.
Появление:
Assassin's Creed: Unity

7. Джейкоб и Иви Фрай
(1847г-?г. 1847г-?г)
Британские Мастера Ассасины Викторианской эпохи Лондона. Близнецы. Позже являются дедушкой и бабушкой Лидией Фрай.
Появление:
Assassin's Creed: Syndicate

8. Николай Орлов
(?г-1928г)
Николай Андреевич Орлов — член русского Братства Ассассинов конца XIX и начала XX века. Он был причастен к крушению царского поезда на станции Борки и Тунгусскому взрыву. Возглавил охоту за скипетром царской семьи.
Николай принимал участие в покушении на Александра III и добыче посоха Эдема. Посох Эдема вызвал взрыв, который позже стал известен как Тунгусский. Также является прадедом Дэниэла Кросса.
Появление:
Assassin's Creed: Chronicles:Russia
Assassin's Creed: The Fall

9. Шао Цзюн
(1505г-?г)
Шао Цзюнь — ассасин из китайского Братства. Бывшая наложница императора Чжэндэ, после его смерти пополнила ряды ассассинов.
Появление:
Assassin's Creed: Embers
Assassin's Creed: Chronicles:China

10. Арбааз Мир
(Начало XIX-?г)
Арбааз Мир ― член индийского Братства Ассасинов, живший в XIX веке, в эпоху Сикхской империи и британской колонизации Индии.
Он был женат на принцессе Пьяре Каур, внучке махараджи Индии Раджита Сингха, от которой у него был сын - Джайдип Мир. Также он является предком кинозвезды Монимы Дас.
Появление:
Assassin's Creed: Chronicles:India.

float:right

5 кораблей-призраков. Реальные мифы.

1. Октавиус
Хотя корабль считается легендой, история Октавиуса остается одной из самых знаменитых. В 1775 г китобойное судно Геральд натолкнулось на корабль Октавиус, бесцельно плывущим вдоль побережья Гренландии. Члены команды Геральда взошли на Октавиус и обнаружили застывшие от холода тела экипажа и пассажиров. Капитан корабля был найден у себя в каюте, в середине заполнения журнала, на котором стоял 1762 г. Согласно легенде капитан поспорил, что быстро вернется в Англию по Восточному пути, но корабль застрял во льдах.
2. Джойта
Этот корабль нашли пустым в южной части Тихого океана в 1955 г. Он направлялся к островам Токелау, когда что-то случилось. Прошло уже несколько часов, когда была снаряжена спасательная команда. Корабль, однако, обнаружили, через 5 недель. На судне не было пассажиров, команды, груза и спасательных шлюпок, а один бок был серьезно поврежден. После более тщательного исследования оказалось, что радиоволна Джойты была настроена на сигнал бедствия, а на палубе нашли сумку врача и несколько кровавых повязок. Никого из команды так больше и не увидели, и тайна не была раскрыта.
3. Леди Лавибонд
Капитан корабля Симон Пил только что женился и решил поехать в круиз, чтобы отпраздновать это событие. С собой он взял свою жену, несмотря на старые приметы моряков о том, что женщина на корабле к несчастью, и отправился 13 февраля 1748 г. К несчастью для Пила, его первый помощник также был влюблен в его жену и от ревности и злости повел корабль прямо на песчаную отмель. Леди Лавибонд затонула, потянув за собой всех, кто был на борту. По легенде со времени кораблекрушения судно видели возле Кента каждые 50 лет.
4. Мария Целеста
Мария Целеста – торговое судно, брошенное командой и плывущее по Атлантическому океану. Корабль находился в пригодных условиях с поднятыми парусами и полным запасом еды. Но все его шлюпки, журнал капитана и, что более важно, команда таинственно исчезли. Не было признаков борьбы, а весь алкоголь и вещи команды оставались нетронутыми, что исключает пиратов. Самой вероятной теорией является то, что шторм или технические неполадки заставили команду покинуть корабль.
5. Летучий Голландец
В морском фольклоре нет корабля-призрака более известного, чем Летучий Голландец. Впервые корабль упоминался в 1700 е гг в книге Джорджа Бэррингтона «Путешествие к гавани Ботани». Согласно истории, Летучий Голландец был судном из Амстердама. Капитаном являлся Ван дер Декен. Корабль направлялся в Ост-Индию, когда его настиг шторм возле мыса Доброй Надежды. Полный решимости продолжить путь, Ван дер Декен сошел с ума, убил своего первого помощника и поклялся пересечь мыс. Несмотря на его усилия, корабль потонул, и, как гласит легенда, капитан и его призрачный корабль обречены скитаться по морям вечно.

Исторические факты о реальных ассасинах. (Не имеет отношение к ассасинам игры)

Как проходило обучение Ассасинов на востоке во времена Крестовых Походов.

Первым делом ввели очень суровые правила для всех жителей крепости. Запрещался любой намёк на роскошь: пиры, охота ради развлечения, дорогие наряды и богатый интерьер домов. Единственным наказанием за ослушание служила смертная казнь.

Тем не менее кандидатов в ассасины не становилось меньше. Все они проходили крайне жёсткий отбор — из сотни претендентов до первых испытаний допускалось не больше десятка. Каждому, кого всё-таки решали впустить в стены крепости сообщали, что пути обратно уже не будет.
float:right
Парней, желавших вступить в секту, держали перед закрытыми воротами от нескольких суток до нескольких недель. Тут отсеивалась большая часть пришедших за острыми ощущениями дураков. Оставшихся приглашали во внутренний двор Аламута(Крепости ассасинов), но в зданиях их не пускали. Несколько дней послушники сидели на каменном полу, питались объедками. Время от времени к них подходили настоящие ассасины и начинали оскорблять и избивать.

Не смотря на всю жестокость секты, поток людей не прекращался. Люди ментора успешно вербовали молодых людей по всему Востоку.

Прошедших все эти испытания приглашали в дом к ментору. Там их от души кормили, поили, отмывали и давали новую одежду. Он объявил свой дом «Храмом первой ступени на пути в Рай». Будущих убийц одурманивали тем самым опиумным маком и уносили в специально оборудованный сад, где его поили вином красивые, якобы, девственницы. Лаская одурманенных парней, девушки нашёптывали им на ухо, что вернуться сюда, в рай, ассасины смогут, только погибнув в бою с неверными. Спустя пару часов послушникам снова давали опиумный мак, после чего выносили из «рая». Очнувшись адепт начинал искренне верить в святость Саббаха и своей миссии. Каждый хотел вновь вернуться в тот сад и готов был погибнуть за это.

При отборе в секту предпочтение отдавалось сиротам, потому что от ассасина требовалось порвать со своим прошлым и семьёй. Само собой, для одиноких бедняков, которые все предыдущие годы провели на улице и в нищете, перспективы попасть в рай, погибнув за веру, казались самыми радужными.

Пройдя такую идеалогическую обработку, будущий террорист приступал к изнурительным тренировкам. Каждый из них должен был отлично владеть всеми видами оружия и голыми руками. Умереть в бою — само собой разумеющееся, но было необходимо ещё и выполнить задание. Ну и, конечно, они все проходили курс на знание и использование ядов.

Чтобы выработать в послушниках выносливость и силу воли, их заставляли часами и в любую погоду сидеть на корточках или неподвижно стоять, прижимаясь к стене.

Вообще каждого нового убийцу готовили под определённый регион, в котором он будет оказывать свои услуги. Это выражалось в изучении языка и обычаев будущей территории ассасина.

Одним из основных умений ассасинов была маскировка. На Ближнем Востоке им в этом не было равных. Убийцы идеально сливались с толпой и порой целыми ударными группами проникали на территорию врага, выдавая себя за бродячую цирковую труппу, монахов, лекарей, дервишей, странствующих торговцев.

Вообще потратив столько сил на выполнение задания , ассасины не пытались скрываться. Свой долг они считали выполненым и с радостью принимали смерть, ожидая встретить снова тех самых красоток в прекрасном саду. Зачастую, стоя возле тела жертвы, они совершали самоубийство с улыбкой на лице.

Интересное о действующих локациях и эпохах.

Улица Дамасская в Бейруте. По ней проходила линия размежевания между христианскими и мусульманскими группировками, а на самой линии по понятным причинам старались не появляться лишний раз, и это все длилось годами, так что она быстро заросла.
https://pp.userapi.com/c626129/v626129151/5ee64/lLyvB1YfBdM.jpg


Ангел Монтеверде или Ангел Воскрешение — это название мраморной скульптуры, датированной 1882 годом, которое расположена у гробницы семьи Онето на кладбище Стаглиено в Генуе, что на севере Италии.
Ангел Воскрешения представляет собой самую известную скульптуру неоклассического итальянского скульптора Джулио Ментеверде (1837-1917 гг.). Первоначально автор занимался исполнением небольших фигур и групп из мрамора, отличаясь при этом преимущественно искусством обработки этого материала, но затем, принявшись работать в крупном масштабе, составил себе громкую известность явившеюся на Венской международной выставке 1873 г. и на Парижской всемирной 1878 г.
Ангел изображен в задумчивом виде. Его образ четко передан со множеством нюансов. Такая деталировка позволила признать скульптуру одной из самых красивых и чувственных в своем жанре.
Монументальное кладбище Стальено (итал. Cimitero monumentale di Staglieno) — одно из знаменитейших кладбищ мира, которое занимает склон холма площадью около квадратного километра на окраине Генуи. Известно огромным числом высокохудожественных мраморных надгробий, выполненных на стыке академизма и реализма наиболее заметными итальянскими скульпторами конца XIX века.
https://pp.userapi.com/c837337/v837337323/32c0e/3fxVOK58448.jpg


В 2012 году Англия праздновала 200 летний юбилей со дня рождения Чарльза Диккенса, и к этому году была приурочена публикация а коллекции старинных фотоснимков Лондона викторианской эпохи - Dickens's Victorian London. На представленных ниже снимках запечатлены места оказавшие огромную роль на жизнь юного писателя

https://pp.userapi.com/c638328/v638328195/2d4c3/dI2CUF5C27E.jpg

https://pp.userapi.com/c638328/v638328195/2d4cb/6G1nypoA5JQ.jpg

https://pp.userapi.com/c638328/v638328195/2d4d3/-EDsX_X0oo4.jpg

https://pp.userapi.com/c638328/v638328195/2d4db/8UZupkNkYTE.jpg

https://pp.userapi.com/c638328/v638328195/2d4e3/6pJKGPzq4G4.jpg

https://pp.userapi.com/c638328/v638328195/2d4eb/GMa8tt2Yx94.jpg
https://pp.userapi.com/c638328/v638328195/2d4f3/BpYKQus5-X0.jpg

0

3

Проклятие Жака де Моле

Думаем каждый человек, который в своё время интересовался историей ордена тамплиеров, знает про трагическое падение великого и самого богатого из всех военно-монашеских орденов. И все, конечно же, слышали про легенду согласно Жоффруа Парижскому, которая пустила корни 18 марта 1314 года когда Жак де Моле, взойдя на костёр, вызвал на Божий суд французского короля Филиппа IV, его советника Гийома де Ногарэ и папу Климента V. Уже окутанный клубами дыма, тамплиер пообещал королю, советнику и папе, что они переживут его не более, чем на год.

В итоге, через время, проклятые король и Папа загадочным образом умерли.
Климент V умер 20 апреля 1314 года, Филипп IV — 29 ноября 1314 года. По поводу причин их смерти до настоящего времени существуют различные версии — от обычных физических до оккультных. Только вот Гийом де Ногаре умер за год до проклятия - в марте 1313 года. Возможно, так ему повезло больше, чем Королю и Папе.

Так вот, о проклятии Жака де Моле мы нашли ещё одну очень интересную легенду, которая может пролить свет на загадочные смерти Папы и Короля. Эта легенда говорит о том, что Жак де Моле перед смертью основал первые масонские ложи, в которых должен был сохраниться в подполье запрещённый орден тамплиеров, - хотя и несколько отличавшиеся от их первоначальных образцов. Главной целью порождённого тамплиерами масонства (согласно легенде) стали месть и уничтожение христианской церкви и монархии. Также, есть предположения, что оставшиеся тамплиеры и привели в исполнение приговор Филиппу Красивому и Папе Клементу V. А после смерти заклятых врагов ордена, тамплиеры, а ныне же масоны, ушли со страниц истории и продолжили свою деятельность в тени.
©The Templar Order ®

Ведение боевых действий Ордена Тамплиеров.

Когда братья вступали в бой, маршал отдавал приказ сформировать эскадроны - eschielles.
В уставе ордена (статья 12) говорилось, что «когда формируются эскадроны, братья не должны переходить из одного эскадрона в другой», если только это не произошло в результате смешения на поле боя.
Братья не имели права покидать строй и атаковать без разрешения. Единственным исключением была попытка спасти христианина, которому угрожала смерть или плен.
Туркополы формировали свои эскадроны, а сержанты строились вместе с братьями-рыцарями. Братья-сержанты строились за рыцарями и должны были в бою поддерживать их действия.
Маршал, военный руководитель ордена, должен был вести орден в бой, но если присутствовал магистр, то командование переходило к нему.
Паломник, посетивший Святую Землю между 1167 и 1187 годами, так описывает атаку тамплиеров, свидетелем которой он оказался:

«Их двухцветный штандарт, который они называют baucant (пестрый) выдвинулся в первые ряды. Они пошли в атаку, соблюдая порядок и не производя лишнего шума.
Они горели желанием первыми вступить в бой и были энергичнее прочих.
Они первыми начинали движение и последними отступали.
Прежде чем действовать, они ждали приказа магистра. Когда они решили, что имеет смысл вступить в бой, трубы подавали сигнал к атаке.
Они благочестиво запевали псалом Давида, брали копья на перевес и устремлялись на врага. Как тамплиеры одно целое они с неистовой яростью врубались и боевые порядки противника и не отступали до тех пор, пока противник не оказывался разбит или они сами не гибли.
Они последними выходили из боя и следовали в арьергарде, прикрывая основные силы.
Если же кто из них показывал спину противнику или действовал недостаточно решительно, или поднимал оружие на христиан, того ждало суровое наказание».

Братья, которые нарушили строй, по свидетельствам очевидцев, лишались мантии и должны были в течение года есть с земли вместе с собаками.
Те братья-воины, которые бежали с поля боя, изгонялись из ордена, хотя братьям-работникам разрешалось отступить, если становилось ясным, что они уже ничего не смогут изменить в исходе боя.
Братья, перешедшие к мусульманам, также изгонялись из ордена.
Чуть более легким наказанием было лишение брата орденской мантии. Однако, понеся заслуженное наказание, брат имел право попросить свою мантию назад.
Мантию отбирали за нападение на брата или другого христианина, за угрозу перейти к мусульманам, за убийство или потерю раба, за убийство или калеченье лошади.

Такое же наказание полагалось за участие в несанкционированном нападении на мусульман, которое привело к гибели или плену кого-либо из братьев.
Брат-знаменосец рисковал потерять мантию, если случайно опустил штандарт в бою, так как опущенный штандарт считался сигналом к отступлению.
Прочие наказания включали в себя порку или лишение пищи и воды. Братья, совершившие серьезные преступления, заковывались в кандалы и заключались в тюрьму.
Устав ордена тамплиеров содержит несколько примеров на этот счет.

Некий брат Жак де Раван, командор дворца в Акре, попал в плен во время несанкционированного набега на мусульман (статья 610).
Некий брат Георгий, работавший каменщиком, перешел на сторону мусульман, а когда попал в плен к тамплиерам, был посажен в тюрьму, где и умер.


Однако, орден никогда не приговаривал к смертной казни и не увечил виновных. Будучи религиозной организацией, орден не имел право проливать кровь своих членов.
Франки Утрмера (христиане) и мусульмане находились в постоянной вражде, непрерывно совершая набеги на территорию друг друга, но при этом избегая генеральных сражении.
На Иберийском полуострове боевые действия с участием тамплиеров носили похожий характер. Кроме того, братия участвовала в защите католических крепостей и в осаде крепостей мусульман.

Тамплиеры участвовали в набегах, организованных королем илитамплиеры другими светскими владыками, а также устраивали набеги по собственной инициативе.
Часто, в последнем случае, к тамплиерам присоединялись светские крестоносцы. Целью набегов было запугать противника, подорвать его состояние и пополнить свою казну за счет трофеев.
Некоторые походы преследовали цель перехватить противника. Удача то и дело переходила с одной стороны на другую.
Архиепископ Вильгельм Тирский в своей истории королевства Иерусалим, написанной между 1170 и 1184 годами, рассказывает о рейде против турок, вторгшихся в район Хеврона в 1139 году.
Рейд провел магистр тамплиеров Роберт де Краон, а рыцарь-мирянин Бернард Ваше нес королевское знамя. Турки одержали решительную победу.
В середине ХIII века Матвей Парижский, монах и летописец бенедиктинского аббатства Сент-Олбанс в Англии, автор «Великой Хроники» и «Истории Англии» описывает атаку тамплиеров и госпитальеров замка Дарбсак в 1237 году.
Этот замок Аманской марки к северу от Антиохи удерживался тамплиерами до 1188 года, когда был занят воинами Саладина.
Тамплиеры надеялись отбить замок, но по пути попали в засаду и потерпели поражение.
По cвидетельству Матвея Парижского тамплиеры знали о готовящейся засаде и многие предлагали повернуть назад, но командор Антиохи Вильям Монферрат настоял на продолжении похода.
Возможно, все было не совеем так, но мы получаем представление о том, как в ордене принимались военные решения. Командующий совещался с братьями, интересовался их мнением, но принимал решение единолично.
Другие операции проходили успешнее.
Например, в Annales deTerre Sancte сообщает о том, что в июне 1264 года госпитальеры и тамплиеры выступили из Акры в совместный поход в район Рамлы и Яффы с целью освободить касетеляна Яффы, попавшего в плен к мусульманам. Тамплиерам удалось дойти до Аскалона, где их встретил отряд мусульман численностью 300 человек во главе с двумя эмирами.
Католикам удалось одержать победу, убив 28 противников, а также обоих эмиров. Тамплиеры вернулись в Акру, везя богатые трофеи.
Не удивительно, что тамплиеры постоянно вели бои, защищая паломников на дорогах Утрмера.
Паломник Теодорих, который путешествовал по Святой Земле в 1169-1174 годах. вспоминал, что тамплиеры и госпитальеры сопровождали паломников к реке Иордан и наблюдали за ними, пока те омывались в священных водах.
Теодорих также упоминает замок тамплиеров Карантен, расположенный неподалеку. Это был один из множества замков, защищавших дорогу Акра-Иерусалим, по которой шли паломники-христиане.
Около 1163 г. паломничество предприняли два знатных дворянина из Пуату на западтамплиерые Франции: Жоффрей Мартел, брат графа Ангулемского и Гуго ле Брюн Лузильянский. Посетив святые места, расположенные вокруг Иерусалима, оба направились на север в Антиохию.
В этом путешествии их сопровождал эскорт, состоящий из тамплиеров, возглавляемый известным английским дворянином Гилбертом де Ласи.
Де Ласи присоединился к ордену после того, как сделал блистательную военную карьеру на Западе.
Отряд подвергся нападению сарацин Нур ад-Дина, правителя Дамаска, но тамплиеры сумели отбить нападение.
В сражении тамплиеры, как и представители других рыцарских орденов, выступали в роли ударной силы, атакующей противника в плотном строю с целью прорвать боевые порядки противника.
Очевидец, присутствовавший при сражении при Монжисаре в 1177 году, так описал воздействие атаки тамплиеров на противника:
«Одо [де Сен-Аман], магистр рыцарства Тампля, словно новый Нута Маккавей имел под началом 84 рыцаря. Он принял бой вместе со своими людьми, укрепив себя крестным знамением.
Они вместе пришпорили лошадей и как один устремились в атаку, не отворачивая ни вправо, ни влево.
Обнаружив, что в отряде Саладина множество рыцарей, они умело сблизились и без паузы атаковали, прорвав строй, безостановочно выбивая из седел, рассеивая, рубя и давя.
Саладин был разбит, его люди рассеяны повсюду, повсюду сарацины бежали, повсюду неверные гибли мод мечами.
Саладин думал лишь о собственном спасении и также бросился бежать.
Он сбросил кольчугу, вскочил на верблюда и сумел скрыться вместе с несколькими приближенными».
Дисциплина тамплиеров и их храбрость заслужили братьям уважение у противника как на Востоке, так и на Западе.
В начале XIII века Гио де Провен, поэт, ставший клунийским монахом, писал:

«Тамплиеры наиболее смелые люди... они из рыцарского ордена. Они покрыли себя славой в Сирии. Турки боятся их.
Тамплиеры стоят словно замок, словно стена. В битве они не отступят.
Мне это право, очень неприятно. Я возвратился из их ордена, поскольку знаю, что побегу [с поля битвы] и никогда не буду дожидаться ударов, не настолько я безумен <...>
Дай Бог, не буду убит.
Лучше быть трусоватым и живым, чем умереть смертью самой чтимой на свете.
Я хорошо знаю, что у тамплиеров орден прекрасный, добрый и верный, но битва - дело неразумное».

Гио сообщает об одной проблеме ордена. Братья-рыцари, будучи в высшей степени дисциплинированными солдатами, никогда не отступали в бою и всегда надеялись на то, что остальные франки (христиане) последуют их примеру.
При осаде Аскалона в 1153 году, по свидетельству очевидца из Голландии, тамплиеры первыми ворвались в город. Они проложили себе дорогу на городскую площадь и заняли там оборону. Однако остальные франки не посмели повторить тот подвиг, в результате смельчаки попали в окружение и все погибли...
В сражении при Хаттине 4 июля 1187 года франки не последовали за тамплиерами, атаковавшими войско Саладина, в результате чего мусульмане окружили братьев и всех перебили или взяли в плен.
Все пленные, исключая магистра Жерара де Ридфора, были позднее казнены.
В сражении под Аккрой 4 октября 1189 года тамплиеры снова атаковали войско Саладина, но снова их атаку не поддержали остальные крестоносцы, в результате тамплиеры снова попали в окружение и погибли.
По свидетельству одного очевидца «священный легион тамплиеров» очень часто не получал поддержки остальных крестоносцев и вел бой самостоятельно.
Хотя скоординированная атака тяжелой конницы могла вынудить к бегству даже более многочисленного противника, однако бесконечно компенсировать нехватку численности за счет дисциплины и выучки невозможно.
I мая 1187 года небольшой отряд тамплиеров и госпитальеров проиграл численно превосходившему противнику.
На поле боя братья должны были держаться тамплиерского знамени. Те, кто оказывался отрезанным от основных сил, могли присоединиться к другим отрядам христианской армии, например, к госпитальерам.
Раненые братья не могли оставить поля боя без разрешения командира.
Иногда железная дисциплина тамплиеров давала сбои. После атаки тамплиеры не всегда успевали восстановить боевой порядок.
В сражении при Мардж-Айюн в 1179 году тамплиеры, возглавляемые магистром Одо де Сент-Аман, и франки под командованием короля Балдуина IV атаковали несколько разрозненных групп мусульман, захватив их врасплох и рассеяв их.
Граф Раймон III Триполитанский и магистр Одо полагали, что битва уже выиграна, поэтому они приказали пехоте собирать трофеи, а сами заняли позицию на вершине холма.
В этот момент к полю боя прибыл Саладин во главе с основными силами своей армии, изготовленными к сражению. Франки были захвачены врасплох и потерпели поражение. Король и граф Раймон бежали, но магистр Одо попал в плен, где и умер.
Тамплиеры обычно действовали в составе большой армии крестоносцев, поэтому им приходилось участвовать не только в рейдах, но и в осадах городов и крепостей.
Хотя набеги наносили противнику ущерб, овладеть районом можно было только овладев контролирующей его крепостью.
Сохранились свидетельства того, что командиры тамплиеров давали советы во время осад.
Тамплиеры участвовали в осаде Аскалона в 1153 году, в неудачной осаде Дамаска в 1148 году, в неудачной осаде Харемка (Харима) в 1177 году, в осаде Акры в 1189-91 годах, а также в двух осадах Дамьетты в 1218-1219 и в 1249 годах.
Под Дамаском и Харенком обороняющиеся сумели откупиться, что позднее было поставлено тамплиерам в вину, так как те рекомендовали взять деньги. На самом деле здесь приходилось учитывать множество факторов. Действительно, осада могла продлиться неопределенно долгое время и иметь непредсказуемый результат.
На протяжении всего этого времени осаждающая сторона должна была обеспечивать свои коммуникации и нести потери. В такой ситуации, действительно, могло оказаться более выгодным взять дань и отступить.
Тамплиеры, искушенные в восточных способах ведения войны, первыми оценили ситуацию.
Под Аккрой в 1189-1191 годах и в ходе первой осады Дамьетты в 1218-1219 годах тамплиеры снова сыграли одну из главных ролей.
Они соорудили осадные машины, которые обстреливали городские укрепления.
Под Аккрой они соорудили perriere. Это было тяговое метательное устройство, приводимое в действие несколькими людьми, тянущими за канаты, привязанные к шкворню. float:right
Поскольку perriere причинил тяжелые разрушения городским укреплениям, некоторые историки полагают, что под этим названием скрывался требюше с противовесом.
Под Дамьеттой в 1218-19 годах крестоносцы с успехом применяли требюше с противовесом, предоставленный герцогом Австрийским. Мы не знаем, располагали ли тамплиеры собственными механиками или использовали наемных специалистов.
В ходе осады Дамьетты (важный укрепленный город в дельте Нила) в 1218-1219 годах крестоносцы подготовили суда, на которых форсировали реку и атаковали стены города.
Один из тамплиерских транспортов был подхвачен течением и выброшен на берег в опасной близости тамплиерыот городских укреплений.
Мусульмане атаковали, действуя железными кошками и греческим огнем. Тамплиеры столкнули корабль на воду, но египтяне сумели взять корабль на абордаж.
Днище корабля пробили, причем, возможно это сделали сами тамплиеры, после чего корабль ушел на дно вместе со всеми, кто оказался на его борту.
Оливер Падерборнский писал:

«Словно Самсон, убивший после своей смерти больше, чем при жизни, так и эти мученики сумели увлечь за собой в пучину вод больше врагов, чем поразили мечом».

Тамплиеры владели многочисленными крепостями, которые приходилось защищать от неверных.
Секретарь Саладина Имад ад-Дин описывал замки тамплиеров как неприступные, словно логово дикого зверя.
Хотя замки тамплиеров в королевстве Иерусалим в конечном счете достались агарянам, они выдерживали длительную осаду.
В июле 1188 года Саладин не смог взять башню тамплиеров в Тортосе.
Замок Дарбсак в Аманской марке пал только на одиннадцатый день штурма, только когда мусульмане подвели мину под башни внешней линии укреплений. float:left
Баграс пал только после многодневного обстрела. Имад ад-Дин. который был поражен силой укреплений замка, позволил тамплиерскому гарнизону эвакуироваться в Антиохию.
В 1266 году египетский султан Байбарс также пообещал гарнизону тамплиерского замка Сафед почетную капитуляцию, но едва тамплиеры покинули замок их взяли в плен и казнили.
Тамплиеры не всегда защищались до последнего. Если они видели безнадежность своего положения и не ожидали помощи извне, они могли довольно быстро согласиться на капитуляцию. float:left
Архиепископ Вильям Тирский рассказывает, как король Амори Иерусалимский (1163-1174 гг.) передал пещерную крепость в Трансиордании тамплиерам. Когда полководец Нур ад-Дина Шнркух осадил эту крепость, тамплиеры сдались, не дождавшись поддержки.
Король повесил их всех как предателей. Неясно, почему тамплиеры не стали дожидаться помощи...

В 1268 году тамплиерский замок Баграс был осажден армией египетского султана Байбарса, к тому времени уже овладевшего Антиохией. Тамплиеры перехватили инициативу и начали переговоры о мире.
История, случившаяся в замке Сафед, научила тамплиеров не верить Байбарсу на слово. Командор замка выступал за оборону, его поддерживали братья, но наемники не желали участвовать в верном самоубийстве.
Состоялось совещание. float:right
Всем было ясно, что помощь скорее всего не придет. Поэтому было решено капитулировать, предварительно приведя  замок в негодность.
Гарнизон собирался перебраться в соседний замок Рош-Гильом.
Договор о капитуляции был заключен, и гарнизон покинул обреченный замок, правда полностью разрушить его тамплиеры не успели.
Тем временем, в Акре магистр ордена Тома Беро узнал о падении Антиохи и осаде Баграса. Зная, что замок не простоит долго, он не стал посылать ему помощь, а направил туда брата с приказом отступать в Рош-Гильом.
Когда гонец прибыл на место, он увидел, что все уже проделано именно так, как и предполагалось.
Однако командор и братья предстали перед судом капитула, так как они действовали без приказа и не смогли уничтожить всего, что полагалось.
Магистр и совет в итоге решили не изгонять проштрафившихся, так как орден нес потери и испытывал нехватку в живой силе. Поэтому командор замка и братья были «всего лишь» лишены права носить мантию в течение года и одного дня.
Случалось, что даже такие смелые и дисциплинированные воины, как тамплиеры, отступали.
Братья-сержанты, будучи нонкомбатантами, имели право отступить вместе с имуществом ордена, если становилось ясно, что они уже ничем не смогут помочь братьям-рыцарям.
Братья-рыцари не имели права отступать до тех пор, пока знамя ордена стояло прямо. Любой брат-комбатант, отступивший без приказа, подлежал исключению из ордена. float:right
По свидетельству одного из паломников, оставленному до 1187 года, тамплиеры всегда последними покидали поле боя. Тамплиеры и братья других орденов прикрывали отступление армии крестоносцев.
Потери среди тамплиеров всегда были высоки, причем многие тамплиеры намеренно шли в бой с целью погибнуть.
В одном из текстов, составленных после битвы при Хаттине, сообщается, что тамплиер по имени Николай, попавший в плен вместе с братьями из других орденов, узнав о предстоящей казни, ободрял товарищей, прося их мужественно встретить смерть.
Если мусульмане не казнили сразу взятых в плен тамплиеров, то братьев держали в плену, ожидая выплаты выкупа. Некоторые авторы утверждают, что тамплиеры поначалу не платили выкупа, но уже к середине XIII века орден выкупал своих пленных.
В каталанском переводе устава ордена сообщается, что братья, попавшие в плен, не должны носить свои мантии, а надевать их только после освобождения, спросив на то разрешения магистра.
То есть для тамплиера считалось бесчестьем попасть в плен.
В отличие от госпитальеров, для тамплиеров забота о больных и раненых была второстепенным делом. Однако они располагали лазаретом, расположенным рядом со штаб-квартирой, где содержали больных и стариков.
В качестве лечения использовалось кровопускание, а с разрешения магистра проводилось лечение ран и выдача лекарств.
Орден не располагал собственными врачами. Если кто-либо из братьев заболевал, ему приглашали врача-мирянина.
Если брат погибал на поле боя, орден предпринимал меры для того, чтобы найти его тело, но это не всегда было возможно, особенно в случае поражения.
Братские кладбища не всегда отмечались. Большинство известных тамплиерских могил в действительности принадлежало ассоциированным членам ордена. float:left
Орден ежедневно служил вечернюю службу по усопшим, братья молились за души ушедших братьев.
Когда брат умирал, служилась заупокойная месса, о покойном молились в течение следующих семи дней, а беднякам отдавали еду покойного на протяжении следующих сорока дней.
Однако орден не пытался прославить своих умерших или погибших членов в лике святых. Все братья были духовно равны, никто не мог быть выше.
© http://history-paradox.ru

Оружие (Нож).

Несмотря на то, что ножи имеют огромное разнообразие форм и видов, все ножи относятся к коротко клинковому оружию, и хотя все большую популярность приобретают складные и метательные ножи, все же их строение остается неизменным на протяжении сотен лет. Давайте разберем с вами, из чего состоит нож.

Нож это специально обработанная полоска металла. Итак, основной элемент, из которого состоит нож – клинок в соединении с хвостовиком. Клинки ножей могут быть самые различные, и это касается главным образом из сечения. В зависимости от функции оружия и от того, какие именно раны предполагаются им наносится, существуют ножи плоские, многогранные и круглые. Особенно разнообразно сечение многогранных ножей, которое может выглядеть как ромб, треугольник и др. Естественно, что сечение круглых ножей обладает овальной формой.

Что же касается хвостовика, то к нему крепится рукоять ножа. Клинок отделяется от хвостовика условной линией, называемой «основанием ножа». Боковая сторона клинка называется «голомень». По форме боковой стороны - клинки подразделяются на: прямые и изогнутые. Клинок считается прямым, если средняя часть основания и острие находятся на одной прямой линии. Если клинок изогнут, то эта воображаемая линия уйдет за пределы голомени, а края будут выгнуты в одну сторону. Клинки как прямые, так и изогнутые могут быть еще волнообразными, то есть края боковой стороны имеют волнистую форму.

Лезвие - это остро заточеный край клинка. Когда оно (лезвие) находится только у острия ножа, то его называют фальшлезвием.

На боковой стороне клинка имеется продольная линия, которая начинается сразу на лезвии. Эта линия называется – линией заточки, которая может затачиваться под разными углами. Угол переменный имеет радиусную заточку. Лезвие клинка может затачиваться как с одной стороны, так и с обеих сторон. float:left

Ширина заточки – это расстояние от лезвия до линии заточки. Часть клинка, которая примыкает к хвостовику остается не заточенной и называется – пятой. Та часть клинка, которая противоположна лезвию имеет название – «обух» и тоже остается не заточенной. Обух бывает трех видов: прямой, вогнутый и выпуклый. Довольно часто на обухе нарезаются насечки. Кроме декоративной функции на обычных ножах, насечки на боевых имеют функцию пилы, которая кроме вызывания у противника болевого шока, позволяет легко перепиливать сухожилия и мышцы. Также с помощью этих насечек, нож извлекать из тела гораздо удобней.

У основания обуха часто делают углубление с насечкой, которое является дополнительной опорой для большого пальца руки. Если оружие предназначено для нанесения колотый ран его обух делают – скошенным. Этот скос уменьшает угол схождения лезвия и обуха. Таким клинком удобно наносить колотую рану, резанную же гораздо труднее.

Если острие ножа находится ниже его осевой линии, то производят заточку скоса. Благодаря этому увеличивается проникающая способность клинка и можно наносить вспарывающие удары снизу вверх. Такая заточка может проводиться как с одной, так и с двух сторон клинка.

Там где соединяются обух и скос лезвия, находится острие ножа.

На боковой стороне часто находится небольшой желобок, называемый «долом». Зависимости от количества желобков на боковой стороне, клинки могут быть одно, двух, трех и даже четырехдольными. Благодаря долу уменьшается масса клинка. Также дол позволяет быстрее обескровить животное, если он находится на охотничьем ноже.

Также на поверхности клинка могут находиться ребра жесткости, которые усиливают сопротивление оружия его изгибу.
©

Сёстры Папен.

Зимой 1933 года Франция содрогнулась от ужаса: двух жительниц Ле-Мана, мать и дочь, зверски убили их горничные, две сестры, жившие со своими жертвами под одной крышей. Женщин не просто убили — им выдавили пальцами глаза, а головы изуродовали до неузнаваемости. Сестры даже не пытались бежать: их обнаружили в постели голыми в объятьях друг друга.

За одну ночь имена 27-летней Кристин и 21-летней Лейи стали известными всей стране. Французов потрясли как сама жестокость, с которой было совершено убийство, так и разительный контраст между этим преступлением и личностями сестер. Они работали в доме погибших вот уже семь лет и всегда отличались скромностью, трудолюбием и добропорядочностью. Надо ли говорить, что судимостей у них не было. Все свое свободное время сестры проводили в компании друг друга, и казалось, что пороков у этих агнцов и быть не может.
Подавляющее большинство тех, кто узнал о преступлении, были готовы линчевать Папен на месте. Однако были и те, кого заинтересовало, как это ангелы в одночасье превратились в кровожадных монстров. Самой популярной теорией была версия о том, что убийство стало частным случаем проявления классовой борьбы. Психоаналитики, в свою очередь, зацепились за то, что между сестрами явно были интимные отношения. Между убийством и началом судебного процесса прошло почти восемь месяцев, так что у общественности было время взвесить и обсудить все возможные причины, толкнувшие Папен на убийство.
Находясь в камерах, сестры не переставали давать наблюдателям пищу для размышлений. Старшая сестра, Кристин, большую часть времени каталась в сексуальной агонии по полу камеры, призывая Лейю и озвучивая свои эротические фантазии. Когда она не звала сестру, то галлюцинировала. Во время одного из таких приступов Кристин попыталась выдавить себе глаза, после чего ее пришлось нарядить в смирительную рубашку.

На следующий день после инцидента Кристин попросила позвать следователя и сделала следующее заявление: она сказала ему не всю правду — на самом деле мадам и мадемуазель Ланселен убила она одна после одного видения, а Лейа не принимала в этом никакого участия. Суд это заявление в расчет не принял, заявив, что Кристин просто пытается направить следствие по ложному пути, да и сама Лейа упорно твердила, что она как раз принимала самое непосредственное участие в убийстве.
Суд, начавшийся в сентябре 1933 года, стал событием национального масштаба. Журналистов и простых зевак было столько, что полиции пришлось регулировать не только уличное движение, но и перемещение толп народа перед зданием суда. Да и из зала заседаний периодически приходилось всех выгонять — судья решил, что во избежание чересчур эмоциональной реакции присутвовавших слушать подробности убийства лучше лишь непосредственно занятым в рассмотрении дела людям.
То, что сестер признали виновными, никого не удивило. Когда суд объявил, что Кристин Папен приговаривается к смертной казни через гильотинирование, у девушки отказали ноги — она рухнула на колени и смогла подняться только при помощи своего адвоката. Лейю признали виновной только в убийстве мадам Ланселен — к смерти дочери ее сочли непричастной, поскольку судмедэксперты установили, что Женевьев умерла еще до того, как Лейа присоединилась к своей сестре, — и приговорили ее к 10 годам каторжных работ. Смягчающим обстоятельством здесь оказалось и то, что Лейа полностью подчинялась своей властной сестре.
В ходе судебного разбирательства врачи отметили, что личность Лейи, казалось, полностью растворилась в личности Кристин. Если к Лейе у работодателей никогда не было претензий, то Кристин считали проблемной и несколько раз отстраняли ее от работы за наглость. Один проницательный работодатель как-то предложил матери девушек развести их по разным рабочим местам, но, к несчастью для Лейи, родительница это предложение отклонила.
Современные эксперты поставили бы Кристин диагноз "параноидальная шизофрения". Сегодня таких больных лечат при помощи транквилизаторов, тогда же медицина попросту не располагала эффективным средством лечения. Лейа, со своей стороны, никогда не проявляла признаков психических отклонений. Да, она было довольно робкой, склонной к панике и тревоге, обладала сравнительно низким интеллектом — но при этом была совершенно нормальной.
По свидетельствам очевидцев, за несколько месяцев до убийства Кристин стала еще более взволнованной, чем обычно. Ее состояние ухудшалось с каждым днем. Вероятно, вечером второго февраля 1933 года ее накрыл очередной приступ, во время которого она напала сначала на Женевьев Ланселен, а потом и на ее мать. В какой-то момент к ней присоединилась Лейа, которая помогла сестре покончить с мадам Ланселен. Расправа над хозяйками продолжалась около получаса, за которые обе были изуродованы до неузнаваемости. А сестры смыли кровь, забрались в постель и стали ждать полицию.
Гильотинирование Кристин позже заменили на пожизненное заключение — обычная практика в отношении женщин в то время. Однако легче ей от этого не стало. Лишившись общества любимой сестры, она отказывалась от еды и чувствовала себя все хуже. Даже после того, как Кристин отправили в приют города Ренн, она не продемонстрировала ни малейшего признака улучшения и в 1937 году скончалась. Официальной причиной смерти признали кахексию, то есть крайнее истощение организма. float:right
Лейа тем временем не изменила своей натуре и оставалась все той же тихой и кроткой девушкой. Освободили ее через восемь лет, скинув два года за примерное поведение. Выйдя на свободу, девушка вместе с матерью переехала в Нант и устроилась горничной в отель под именем Мари.
То, что характеры сестер были непростыми, вытекает из истории их семьи. Дед девушек по отцовской линии страдал эпилепсией и регулярно кидался на окружающих с кулаками. Часть родственников либо зачахли в богадельнях, либо покончили с собой. Отец сестер Густав Папен, любитель выпить, насиловал свою третью дочь, Эмилию, начиная с ее девятого дня рождения. Позже, в 16 лет, Эмилия ушла в монастырь. В довершение всего родители сестер развелись, и несколько лет Крестин и Эмилии пришлось провести в детском доме. Лейа находилась на попечении своего дяди до его смерти, после чего ее также отправили в приют. Мать регулярно навещала их, но между ней и Кристин постоянно происходили стычки. Примерно за два года до преступления девушки полностью разорвали отношения с матерью — по всей видимости, из-за денег. После вынесения приговора мать написала дочерям письмо, но они не стали ей отвечать. float:left
Единственным, что в жизни Кристин и Лейи было стабильным — это их фанатичная привязанность друг к другу. Работали они всегда вместе, поэтому, когда в 1926 году Кристин устроилась на службу в дом Ланселен, она уговорила хозяев принять и ее сестру. Ланселен отвели девушкам комнату на третьем этаже и общались с прислугой крайне редко. Каждое воскресенье сестры исправно ходили в церковь, но, похоже, других интересов у них не было.
Неудивительно, что у сестер развилось folie a deux — в буквальном переводе "парное безумие", параноидальное расстройство. Такое не редкость в парах или изолированных от окружающего мира группах, члены которых становятся единым целым и живут лишь внутренними переживаниями. Для таких расстройство характерно доминирование одного партнера над другим, что и произошло в случае Папен.

0

4

Бостонское чаепитие: как началась Война за независимость США

Бостонское чаепитие — акт политического протеста, организованный членами общества «Сыны Свободы» (Sons of Liberty) 16 декабря 1773 года в Бостонской гавани. Переодевшись индейцами, несколько десятков человек ночью забрались на борт трех кораблей Ост-Индской компании и сбросили в море груз ― ящики с чаем. Общий вес чая составил почти 42 тонны.

Бостонское чаепитие было направлено против принятого 10 мая 1773 года так называемого Чайного акта (Tea Act, 13 Geo 3 c 44), который разрешал лондонской Ост-Индской компании ввозить чай без уплаты акциза, что подрывало торговлю американских купцов. Сам ненавистный акциз был утвержден в начале 1767 года в ряду других мер, ужесточавших фискальную политику Британской империи в Новом Свете, — актов Тауншенда. Это сразу вызвало мощный протест британских колонистов в Новом Свете, тех, кто все чаще называл себя американцами. Контрабанда стала своего рода патриотическим шагом.

Бостонское чаепитие в очень яркой форме показало, что в радикально настроенных колониях, в первую очередь Массачусетсе и Виргинии, складывалась, по сути, параллельная структура самоуправления. Существовала критическая масса связанных друг с другом людей («патриотов», как они себя называли), которые формировали подпольную сеть ― Комитеты связи (Committees of Correspondence), оппозиционные официальной власти Лондона и готовые перехватить управление в колониях.

В ответ на Бостонское чаепитие официальный Лондон выбрал жесткий курс по отношению к американским колониям. Мы не знаем, было ли это правильно, возможно, была упущена возможность примирения, компромисса с активной частью жителей Британской колонии — трудно понять, где была точка невозврата. Весной 1774 года был принят ряд так называемых Нестерпимых актов — Intolerable (Coercive) Acts, один из которых закрывал для торговли Бостонский порт, что подрывало экономику не только города, но и в значительной степени всей колонии Массачусетс.

Среди других Нестерпимых актов был закон, освобождавший королевских чиновников от суда в колониях ― их дела должны были рассматриваться в самой Британии. Вводился акт о постое, то есть британские солдаты получили право жить в домах поселенцев. Отзывалась Хартия колонии Массачусетс ― документ, определявший самоуправление колонии, новым законом Массачусетс ставился под прямое управление королевского губернатора; функции законодательного собрания — Колониальной ассамблеи — были радикально урезаны.

В ряд Нестерпимых актов входит Квебекский акт ― яркий пример имперской политики. Согласно ему, французское население колонии Квебек получило право на свободное исповедание религии. Квебек перешел в состав Канады в 1763 году, после Семилетней войны; тогда франкоканадцев было около 70 тысяч, за 11 лет их стало несколько больше. Квебекский акт стал первым законом, который ослаблял антикатолическую систему (Penal Laws), созданную в Британской империи в XVI–XVII веках. Целью закона было привлечь французов на свою сторону, чтобы они не присоединились к неспокойным тринадцати колониям, населенным в основном англичанами-протестантами. Для многих американцев Квебекский акт стал доказательством заговора короля и его лондонских приближенных против исконных английских свобод, ведь католицизм якобы нес деспотизм.

После принятия Нестерпимых законов стало понятно, что мирно разрешить конфликт вряд ли удастся. Тринадцать британских колоний в Новом Свете впервые собирают своих представителей на Континентальный конгресс в Филадельфии. Впервые жители разных колоний с разной историей, разным прошлым и разными социально-экономическими основами существования (штаты плантационного рабства на юге и северные штаты, где рабство не играло практически никакой хозяйственной роли, хотя формально еще не было отменено) разрабатывают пути сопротивления официальному Лондону. Через год, в апреле 1775 года, началось открытое вооруженное противостояние — Война за независимость Соединенных Штатов Америки.
©postnauka.ru

Смерть принцессы де Ламбаль.

Трудные времена Французской революции королева Мария Антуанетта встретила мужественно и с достоинством. Ее тесные связи с Австрией и поддержка иностранной интервенции были столь явными, что суд вынес решение о казни. Попытки освободить Марию Антуанетту провалились. 16 октября 1793 года Мария Антуанетта, жена французского короля Людовика XVI, была обезглавлена на центральной площади Парижа по приговору революционного трибунала, который несколькими днями ранее казнил её мужа Людовика. В вину королеве вменялось предательство и шпионаж в пользу других стран...
Одним из наиболее устрашающих и зверских преступлений сентябристов было убийство принцессы Ламбаль. Эта красавица с благородной душой являлась одной из немногих, кто был посвящен в планы бегства королевского семейства в Варенн. Она исполняла должность обер-гофмейстерины при Марии Антуанетте и была ближайшей подругой королевы.
В своей «Истории французской революции» известный историк Жюль Мишле описывает эти события следующим образом:
«Это горемычное тело волокли через весь Париж. Изуродованные половые органы, отсеченные ударом сабли, были, как военный трофей, водружены на пику. Отрубленную голову с развевающимися волосами и вырванное сердце ликующая и опьяневшая от крови толпа несла, нацепив на пики, подобно войсковым штандартам. Шествие направлялось к Тамплю, тюрьме, где была заключена королева Мария-Антуанетта, дражайшая подруга растерзанной принцессы».Накануне, 2 сентября 1792 года, собранный второпях народный трибунал, заседавший в тюрьме Форс, вершил свой жестокий суд. Несколько палачей тут же, на улице, в окружении толпы, приканчивали приговоренных ударами сабель, пик и дубин. За четыре дня в Париже было казнено 1300 человек. Это были в основном аристократы, непокорные священники и прочие «преступники». Одной из казненных была принцесса де Ламбаль, важная фигура старого режима, дочь принца Савойского, невестка богатейшего герцога де Пантьевра, фрейлина Ее Величества, главный управляющий королевского дома. Трибунал, наспех просмотрев найденные при ней бумаги и письма, признал ее виновной в контрреволюционном заговоре. Бежавшая за границу 21 июня 1791 года мадам де Ламбаль, узнав об аресте и перевозе королевской семьи из Версаля в Тюильри, 4 ноября того же года вернулась в Париж. Роялисты расценивали этот шаг как высшее проявление мужества и душевного благородства, в то время как республиканцы усматривали в возвращении «интриганки» и «заклятого врага Революции» подготовку контрреволюционного заговора.
Приводимое ниже описание ее казни, судя по стилю повествования, принадлежит перу человека из роялистских кругов.
«Первый удар сабли сбил с ее головы чепец, и длинные белокурые волосы рассыпались по плечам. Второй удар рассек ей лоб до глаза, и хлынувшая кровь мгновенно залила ее платье и волосы. Теряя сознание, она стала оседать на землю. Но толпе хотелось продолжения зрелища. Ее заставили подняться и идти по трупам. Она снова упала. Вероятно, она была еще жива, и некто Шарла, решив ее прикончить, нанес ей удар дубиной. И, как бы дождавшись своего часа, толпа с остервенением набросилась на тело, полосуя его саблями, протыкая пиками, пока оно не превратилось в окровавленный и бесформенный обрубок. Насилие и кровь опьянили толпу, ее ненависти, казалось, нет предела. Подручный мясника, мальчишка по прозвищу Осел, нагнулся над трупом и отрезал голову огромным мясницким ножом».
Описание этой жуткой сцены в одном из писем графа де Ферсана от 19 сентября 1792 года не слишком отличается от предыдущего:«Перо не в силах описать подробности казни мадам де Ламбаль. Ее терзали самым жутким образом в течение восьми часов. Вырвав ей грудь и зубы, ее около двух часов приводили в сознание, оказывая ей всяческую помощь, и все это для того, чтобы она могла «лучше почувствовать смерть».
Потрясая жуткими трофеями, кортеж отправился в путь. К ногам трупа привязали веревки и поволокли его по мостовым, сначала к парижской резиденции принцессы, затем к Тамплю, где была заключена королевская семья. Один из очевидцев описывает этот кортеж следующим образом:
«Какой-то негодяй нес на острие пики голову с белокурыми волосами, слипшимися от крови. У второго, следовавшего за ним, в одной руке было окровавленное сердце жертвы, в другой - ее внутренности, причем кишки он обмотал вокруг запястья. Монстр похвалялся, что сегодня за ужином он попотчует себя сердцем принцессы де Ламбаль!»
Рассказы республиканцев повторяют описание этих сцен с теми же жуткими деталями. Один из членов муниципалитета оставил следующее описание кортежа:
«Два типа волокли за ноги обнаженный и обезглавленный труп принцессы де Ламбаль со вспоротым до груди животом. Перед Тамплем шествие сделало остановку. Изуродованное тело водрузили на шаткий помост, стараясь придать ему достойный вид. Все это делалось с таким хладнокровием и деловитостью, что наводило на мысль: в своем ли уме эти люди? Справа от меня один из главарей размахивал пикой с насаженной на нее головой мадам де Ламбаль, и всякий раз ее длинные волосы касались моего лица. Слева другой, еще более ужасный, с огромным ножом в руке, прижимал к груди внутренности жертвы. За ними следовал огромного роста угольщик, несший на острие пики клочья пропитанной кровью и грязью рубахи».
А вот отрывок из другого рассказа, как бы дополняющий предыдущий:
«Быстро разыскали цирюльника, чтобы принцесса, как ей подобает, предстала перед королевой в пристойном виде. Он должен был отмыть слипшиеся от крови волосы, уложить их и припудрить, как того требовал придворный этикет. Щеки были нарумянены по моде того времени. «По крайней мере, теперь Антуанетта сможет ее узнать», - насмешничали в толпе».
Подойдя к Тамплю, толпа потребовала, чтобы королевская семья появилась в окне. Ей не терпелось, чтобы Мария-Антуанетта взглянула на то, что осталось от ее любимой подруги. Молодой офицер муниципальной гвардии передал это требование королю. Услышав это, Мария-Антуанетта лишилась чувств. А толпа у Тампля неистовствовала, требуя выдачи головы королевы. Затем кортеж отправился в Пале-Рояль, чтобы показать труп принцессы герцогу Орлеанскому, ее деверю. К семи часом вечера утомившаяся и насытившаяся эмоциями толпа освободилась от тела, бросив его в котлован строящегося близ Шатле здания. На рассвете тело принцессы удалось, наконец, предать земле на Кладбище подкидышей.

Проклятие Кенсингтонского дворца.

По словам главного куратора королевских дворцов Великобритании Люси Уорсли, было, по меньшей мере, семь принцесс, которых Кенсингтон принял весьма недружелюбно. «Некоторые из них впали в депрессию, а некоторые даже сошли с ума...» – рассказала Уорсли в интервью The Daily Mail.
Длинный список несчастий говорит о том, что дворец проклят.
История дворца началась в конце XVII века, когда Вильгельм III Оранский и королева Мария поручили архитекторам кардинально перестроить и расширить дом, который они купили в «сельском» Кенсингтоне, который славился тогда своим чистым воздухом.
Увы, этот воздух не помог 32-летней Марии – в 1694 году она умерла здесь от оспы, так и не оставив королю наследника.
Примечательно, что ни до, ни после этого случая больше от оспы, долгое время свирепствовавшей на территории Европы, никто в Кенсингтонском дворце не умирал!
Спустя восемь лет Вильгельм III, гарцуя перед дворцом на лошади, неудачно упал, сломал плечо, у него началось осложнение в виде пневмонии, и он после недолгой болезни отправился на тот свет вслед за своей женой.
Трон унаследовала его сестра Анна, которая также переехала в Кенсингтон. Она была замужем за Георгом Датским и родила от него в стенах дворца 17 детей, однако ни один из них не дожил даже до совершеннолетия.
Когда королева сама умерла от подагры, на престол взошел Георг I. Среди прочего он тут же занялся очередной реставрацией Кенсингтонского дворца, и его семейная жизнь сразу дала трещину: супруга ему изменила, и он запер ее в удаленном немецком замке, откуда сам был родом.
Затем в стенах этого дворца были несчастны каждая по-своему королевы Каролина, Шарлотта и Виктория. В частности, Каролина, жена Георга II, умерла в муках во время гинекологической операции.
Последней на сегодня жертвой Кенсингтона стала принцесса Диана, жившая здесь долгое время и также не избежавшая несчастий. Ее брак с принцем Чарльзом не сложился, леди Ди пустилась во все тяжкие и в конце концов погибла 31 августа 1997 года в автокатастрофе.

ГАЛЕРЕЯ ПРИЗРАКОВ

Действительно, Кенсингтонский дворец полон призрачных тайн, кроме того нередко туристы после его посещения сообщают, что он имеет довольно тяжелую атмосферу и часто оставляет после себя гнетущее впечатление.
Многие видели в нем призрак горько плачущей по так и неродившимся детям королевы Марии, той самой, что умерла от оспы, а также дух Георга II.
Король, тяжело болея, до последнего ждал возвращения своих кораблей с послами из родного Ганновера, которые задерживались из-за непогоды, и, время от времени вставая с постели, подходил к окну, смотрел с надеждой на флюгер на крыше, который никак не желал изменить направление, и бормотал: «Почему же ветер не меняется, когда же вернутся мои послы?»
Георг II их так и не дождался, тихо скончавшись пасмурным октябрьским днем 1760 года. И с тех самых пор и по сей день его призрак, по словам очевидцев, часто видят в окне комнаты, где он умер. Он смотрит на флюгер и тихо вопрошает с резким немецким акцентом: «Когда же вернутся мои послы?»
Среди других призраков дворца служители и многочисленные посетители отмечают регулярное появление в его стенах духов королевы Марии, супруги Георга V, и правнучки Георга II, принцессы Софии, которая дала обет безбрачия и всю жизнь провела в Кенсингтоне в затворничестве. Единственной ее «подругой» была прялка, в которой она находила утешение. Прядет она и до сих пор, о чем свидетельствуют специфические звуки прядильного станка, которые время от времени слышатся в комнатах, которые занимала при жизни София.
Немало в Кенсингтонском дворце и так называемых безымянных призраков. Самый известный из них – дух мужчины с обнаженным торсом и в белых штанах, который проходит сквозь стены и затем испаряется в воздухе.
Никто не знает, кто он, но, возможно, это один из тысяч работников, которые прислуживали в течение столетий владельцам Кенсингтонского дворца...

Аспекты серийных, массовых и многократных убийств.

Серийные убийцы существовали всегда. Дело обстоит так, что в разное время они назывались по-разному, в этом причина почему в некоторых кругах принято считать, будто серийный убийца - явление современное.
"Серийное убийство - это три или более отдельных события (нападение, убийство) в трех или более отдельных местах, с периодом эмоционального затишья между убийствами". ФБР 1992.

Это определение характеризуется несколькими элементами:
— Количество. По крайней мере должны последовать три минимальных убийства.
— Место. Преступления должны относиться к различным местам.
— Время. Необходим период эмоционального затишья между убийствами, который может протекать от пары часов до нескольких лет.

Последние два пункта имеют особое значение в определении разницы между серийным и массовым убийцей - склонным к суициду индивидууму, который устраивает резню, уничтожая десятки людей за раз.

Существуют отличительные черты между основными типами убийц - массовыми, серийными и многократными (mass, serial, spree).

● Серийное убийство в характере своей - это убийство (в большинстве случаев) на сексуальной почве. Классическим образцом является гротескное подражание нормальному сексуальному акту. Большинство людей, долгое время воздержавшихся от сексуального контакта все больше и больше начинают жаждать его. Они начинают грезить об этом. Их похоть растет наряду с вульгарными мыслями. В конечном счете они пускаются на поиски соответствующих сексуальных партнеров. Раз удовлетворив свои сексуальные потребности, им бывает необходим период покоя.
Параллельно этому серийные убийцы проводят время придаваясь фантазиям, в которых фигурируют доминирование, пытки и убийства. Их похоть растет за счет жажды крови. Когда желания становятся неконтролируемыми, серийный убийца отправляется на поиски добычи. Возбуждение доходит до своего апогея в момент страдания и умирания жертвы. После совершения преступления наступает период эмоционального затишья (который продолжается до тех пор, пока жажда крови убийцы не наберет прежнюю силу. Можно назвать этот промежуток времени периодом эмоционального накаливания). За это время убийца может упиваться трофеями, взятыми с места преступления, воскрешая момент убийства и страдания жертвы в своем мозгу. Короче говоря, их чудовищные действия - источник высшего наслаждения, пик эмоционального возбуждения, достигающий вплоть до состояния оргазма - в момент причинения вреда другим людям.
Поскольку серийный убийца совершает страшные вещи и наслаждается этим, он всеми силами старается избежать поимки, чтобы как можно дольше сохранить ощущение удовлетворения своими зверствами.

● Массовый убийца.
Несмотря на то что, оба замешаны в многочисленных убийствах, тем не менее между серийным и массовым убийцей почти нет ничего общего. Если серийного убийцу можно охарактеризовать хищником, то массового можно определить как человеческую бомбу с часовым механизмом. Хотя существовали массовые убийцы женского пола, тем не менее основную цифру составляют мужчины.
Массовый убийца - это субъект, чья жизнь оказалась крайне запутанной. Исполненный разрушительным гневом, он обвиняет окружающих в своих неудачах, взрывается волной неконтролируемого насилия, которая задевает всех в пределах досягаемости (явление, вошедшее в обиход под названием "движение почтальона" сардоническая дань к числу американских почтовых рабочих, максимально склонных к подобным актам насилия).
Если серийный убийца в сущности преступник на сексуальной почве, то массовый почти всегда суицидальный. Пребывая в слепом, апокалиптическом бешенстве массовый убийца решает выйти на улицу и унести с собой как можно больше людей. Обычно, когда резня подходит к концу, он сводит счеты с жизнью, либо провоцирует полицию на фатальную перестрелку.
Из-за того, что основной целью массового убийцы является как можно больше человеческих жертв, он чаще всего использует огнестрельное оружие. Эта особенность проводит общие черты с некоторыми известными серийными убийцами, такими как Девид Берковитц (Сын Сэма) или Зодиак, предпочитающим огонь оружия удушению, садистическим пыткам и обезображиванию.
Ключевым элементом массового убийства является единичное место преступления. Этот аспект отвечает за большое количество жертв. Массовый убийца, кто бы он ни был, например смертник, приводит в действие взрывное устройство без предупреждения в многолюдных местах - ресторанах, детских площадках, школах, в офисе, в церкви, тем самым превращая мирное привычное место в кроваво-кошмарную бойню.

● Многократный убийца.
За исключением одной особенности многократный убийца идентичен с массовым. Подобно ему многократный убийца некто, глубоко ожесточенный, отчужденный, потерявший связь с социальным обществом. Большинство многократных убийц выбирают смерть, другие позволяют себя схватить, прекрасно осознавая, что их ждет либо смертная казнь, либо пожизненное заключение. Каким бы ни был выбор, ясно одно - их жизнь окончена.
Главным топливом, обеспечивающим действия многократного убийцы - является месть, направленная против всего мира и желание выразить эту месть. Мучаемый своими неудачами достигнуть тех высот, которые по его мнению легко даются другим - удовлетворительная работа, добротные отношения - преступник желает показать, что он способен на последнее. На резню.
Как и массовый убийца, многократный может сосредоточиться на специфических жертвах: начальник, уволивший его; профессор, по вине которого были провалены экзамены; задира, чьими стараниями жизнь в школе напоминала ад. Но беспорядочность жертв, имевших несчастье оказаться на его пути демонстрирует, что основной гнев направлен на само человеческое сообщество.
Определяющей чертой разницы между массовым и многократным убийцей является мобильность. В то время, когда массовый преступник орудует на одном месте, многократный убийца переходит от места к месту, убивая всех на своем пути. По сути, многократного убийцу можно охарактеризовать как мобильный массовый убийца.

Врачи-маньяки.

Злодеи-врачи — от доктора Джекилла до доктора Лектера — известные герои кошмарных фантазий. К сожалению, надо отметить, что вымысел имеет реальные прототипы. История криминалистики приводит убедительные примеры деятельности врачей-психопатов, которые нарушали клятву Гиппократа и использовали свои знания во вред людям.

Умело сделанные разрезы на трупах жертв Джека-Потрошителя — самого первого и самого известного из всех современных серийных убийц — всегда наводили на мысль, что он обладает навыками хирурга.

«Специалисты» по Джеку-Потрошителю выдвинули несколько «кандидатов» на его роль: Михаила Острога — русского врача, маньяка-убийцу, который закончил свои дни в приюте для душевнобольных; еще одного русского врача — Александра Педаченко, «сумасшедшего преступника», которого царская тайная полиция выслала в Англию; и английского хирурга по имени Стенли, который якобы сознался на смертном одре в совершении уайтчеплских убийств.

Современник Джека-Потрошителя американец Г.Г. Холмс был настоящим медиком-маньяком. Получив степень в Мичиганском университете в Анн-Арбор, Холмс уехал в Чикаго, где соорудил свой знаменитый «замок убийств», в подвале которого находилась анатомическая лаборатория.

Хотя Холмс был не врачом, а фармацевтом, он извлекал и дополнительную выгоду из «хирургической тренировки», продавая скелеты своих жертв в местные анатомические школы.

Приблизительно в это же время в убийстве людей по обе стороны Атлантики весьма отличился британский психопат Томас Нейл Крим, получивший медицинскую степень в Монреальском университете Макгилла и продолживший образование в престижном Королевском колледже врачей и хирургов в Эдинбурге.

Проживая в Чикаго, он стал причиной смерти нескольких женщин, неумело сделав нелегальные аборты. Кроме того, отравил мужа своей любовницы, добавив ему стрихнин в лекарство от эпилепсии. Освободившись после десятилетнего заключения в Джолиет, Крим отправился в Англию, где «повысил» свою квалификацию, став серийным убийцей. Его жертвами были проститутки — он отравил пять женщин, прежде чем был пойман, осужден и повешен в 1892 году.

Доктор Крим тоже претендовал на роль Джека-Потрошителя: перед тем как провалиться в люк под виселицей, он закричал: «Я — Джек!..»
А по другую сторону Ла-Манша, через пятьдесят лет после этого события, жители парижской улицы Ле Севр однажды почувствовали ужасное зловоние, исходившее из соседнего дома.

Когда пожарные вломились туда, им открылась страшная картина: в подвале лежала груда гниющих человеческих останков. Как выяснилось, этот дом принадлежал доктору Марселю Петье. Он заявил, что в подвале находятся трупы убитых бойцами движения

Сопротивления предателей, сотрудничавших с нацистами. Жуткая правда выяснилась лишь после войны: на самом деле это были останки богатых французских евреев, пытавшихся бежать из оккупированной нацистами Франции. Петье представлялся людям участником движения Сопротивления и предлагал им помощь, обещая вытащить (за вознаграждение!) на свободу.

Неподозревающие люди приходили к нему домой, взяв все свои ценности. Затем он делал им под видом «прививки» смертельную инъекцию стрихнина и запирал в комнате (где, вероятно, через замочную скважину мог наблюдать их агонию). Люди погибли, а Петье забрал их вещи. Так и не раскаявшись в содеянном, в 1946 году Петье с улыбкой взошел на гильотину.

Одну из самых необычных историй, относящихся к монстрам-медикам, рассказывали о шведском враче Теете Хэрме, который в середине 1980-х годов убил и расчленил не менее девяти женщин. По ужасной иронии судьбы именно доктор Хэрм, служивший патологоанатомом в стокгольмской полиции, проводил вскрытие трупов его собственных жертв.

0

5

Некрономикон - загадочное творение Говарда Лавкрафта.

Легенда о существовании некоего древнего манускрипта по некромантии, магические символы и заклинания которого содержат методику призывания мёртвых, начинается с «беседы демонов». В арабских сказках это словосочетание означает звуки, издаваемые цикадами. Именно так и переводится первоначальное название книги «Kitab al-Azif».
Автор её — Абдулла аль-Хазред — безумный поэт из Саны (Йемен), живший приблизительно в начале VIII века, был хорошо образован, знал иностранные языки, много путешествовал и десять лет жил в великой аравийской пустыне Руб-эль-Хали, по поверьям, населённой чудовищами и злыми духами. Здесь демоны доверили аль-Хазреду тайны древних и научили сатанинским ритуалам. Последние годы жизни аль-Хазред провёл в Дамаске, где и написал зловещую книгу «Китаб аль-Азиф».
Двести лет спустя византийский учёный Теодор Филет перевёл «аль-Азиф» на греческий, дав ему название «Некрономикон» — «Закон мёртвых». По приказу патриарха Константинополя Михаила против Теодора начались гонения, а манускрипты с переводами были сожжены. Однако несколько экземпляров сохранились и разошлись по миру. Теперь книга стала известна под новым, греческим названием, которое употребляется гораздо чаще, чем первоначальное арабское.

Арабский оригинал давно утерян. Но сделанные с него переводы ещё в начале XX века хранились в Британском музее, Национальной библиотеке Франции, библиотеке Гарвардского университета, библиотеке Ватикана и университете Буэнос-Айреса, откуда накануне Второй мировой войны были вывезены и сокрыты в разных местах мира.

Согласно другому преданию, на самом деле существует только один подлинный «Некрономикон», написанный чернилами, сделанными из человеческой крови. Непостижимым образом он вдруг объявляется в разных местах, сам выбирает себе хозяев, готовых к сотрудничеству с адом, и открывает им врата в потусторонние миры.
На самом деле ни «Некрономикона», ни безумного араба аль-Хазреда никогда не существовало. Как и вся общедоступная литература такого рода, это была обычная подделка, а первое упоминание о книге «Kitab al-Azif» впервые появилось лишь в 1923 году в фантастических рассказах американского писателя Говарда Филлипса Лавкрафта.

Кошмарные сны, населённые уродливыми чудищами, мучили Лавкрафта всю его недолгую и поразительно несчастливую жизнь — сорок семь лет его земного бытия судьба упорно стояла к нему спиной. Детство, омрачённое бедностью и болезнями, сумасшествие родителей (его отец Уилфрид Скотт Лавкрафт и мать Сара закончили свои дни в психиатрической лечебнице), короткий несчастливый брак с деспотичной, не понимавшей его женщиной, спорадическая, плохо оплачиваемая литературная работа, и в конце — преждевременная мучительная смерть от рака кишечника, полученного в результате хронического недоедания.

Несмотря на дурную наследственность и невозможность по состоянию здоровья посещать школу, Лавкрафт рано, когда ему не было ешё и четырёх, начал читать, а в семь лет уже писал стихи и новеллы в духе любимого писателя Эдгара По.

От родителей ему достался полный «букет» неврозов и душевных проблем, которые, вероятно, и были причиной ночных кошмаров, наполненных жуткими монстрами. Лавкрафт позже перенесёт их на страницы своих фантастических рассказов, впервые «скрестив» два ранее независимых жанра - научную фантастику и ужасы. А когда один из них — «Дагон» — опубликует в 1923 году американский журнал «Загадочные истории», будущая стезя писателя определится окончательно.

Новый виток легенда получила в 1977 году, когда к 40-летию со дня смерти писателя в США был выпущен первый печатный «Некрономикон», положивший начало целому потоку изданий, претендовавших на звание подлинного творения древнего мага.
Желающих подойти к краю бездны и вступить в мир смерти немало находилось во все века. Одними руководило отчаяние или любопытство, другими — жажда знания, но большинством — тщеславное желание через мир мёртвых повелевать миром живых.

Исторические «Книги Мёртвых» — древнеегипетская или тибетская — в подобном качестве не годились, ведь они предназначались для помощи усопшим в загробной жизни, а не для того, чтобы живые беспокоили мёртвых для своих нужд. Поэтому некий манускрипт (обязательно освящённый древностью!), с помощью которого можно вызывать различную нечисть из других миров, рано или поздно должен был появиться.

Описывая книгу, Лавкрафт говорит, что во всех библиотеках «Некрономикон» хранится за семью замками, так как книга опасна для чтения и может повредить физическому и психическому здоровью читающего. Но и это, и то, что все персонажи его произведений, читавшие «книгу безумного араба», приходят к ужасному концу, - всего лишь творческий приём, используемый писателем для нагнетания атмосферы. К подобному прибегают многие литераторы.

Но легенда оказалась сильнее: Лавкрафту отказываются верить. Родилась даже версия о том, что у выдуманного им араба существовал исторический прообраз, и книга его реальна, но писатель, ставший невольным медиумом и каналом передачи древних оккультных знаний, отрицал её существование только по одной причине: понимал опасность.
Скажи кто-либо сочинителю фантастических рассказов из небольшого американского городка, что столько авторитетных в оккультных кругах «исследователей» будут когда-нибудь всерьёз спорить, на каком языке был написан оригинал «Китаб аль-Азиф» - арабском или шумерском, он наверняка посмеялся бы. С чувством юмора у Лавкрафта, как известно, всё было в порядке, не случайно же он считается не только отцом ужаса, но мастером прекрасных пародий. Да и к придуманным им монстрам относился с изрядной долей иронии, рассматривая свои творения исключительно как средство заработка.
Сто лет спустя выясняется: смеяться, увы, не над чем... И больше не берёт оторопь, почему при столь простой и очевидной картине так живуч миф о «Некрономиконе». Те, кто верит в существование ужасной книги, владеющей ключами к могуществу тёмных сил, вовсе не безумцы и наверняка понимают, какой непереносимый удар по хрупкой психике человека может нанести параноидальный, невротический страх перед жизнью.

В моду вошли различные чёрные культы, в которых образы вампиров, злых духов и демонов окружены романтическим флёром, а сатана представляется символом могущества и свободы. Интернет буквально пестрит не только описанием ритуалов и магических формул для заклинаний сил тьмы, но и объявлениями: «продам душу дьяволу», «хочу продать душу дьяволу за деньги», «продам душу дорого» и другими подобными. И не приходится сомневаться - души эти молоды и, скорее всего, одиноки.
Некрономикон - загадочное творение Говарда Лавкрафта

Как не вспомнить фантазмы Лавкрафта о злобном божестве Ктулху: «Культ этот не умрёт до тех пор, пока звёзды вновь не придут в правильное положение и тайные жрецы не призовут Ктулху из его могилы, дабы он вдохнул жизнь в своих подданных и снова воцарился на земле. Время это будет легко распознать, ибо тогда человечество уподобится Великим Древним: вольным и диким, не ведающим различия между добром и злом, не признающим законов и морали; и все люди станут кричать, убивать и веселиться. Освобождённые Древние научат их новым способам кричать, убивать и веселиться, и вся земля запылает в огне экстаза и свободы».

В одном из «Некрономиконов», выложенных в Интернете, приведено заклинание, обращенное к Ктулху, заканчивающееся такими словами: «В жилище своём в Р'лиех мёртвый Ктулху ожидает во сне, но он восстанет, и царство его вновь наступит на Земле».
Некрономикон - загадочное творение Говарда Лавкрафта

Выходит, Ктулху уже разбужен?

Маски от солнца XVI века.

В XVI веке европейским дамам из высшего социального класса считалось негожим иметь загорелую кожу.

Именно по бледному лицу их можно было отличить от бедных женщин, которые целыми днями работали под палящим солнцем. Чтобы уберечь свою нежную кожу лица от нежелательного загара, некоторые дамы перед выходом на улицу надевали маски, которые на английском языке называли "visards" (или "vizards"). К сожалению, дизайн этих масок не позволял им разговаривать. Кроме того, они выглядели так, будто принадлежали к зловещему культу.

"Visards" представляли собой обычные маски, которые, однако, производили довольно сильное впечатление на окружающих. До наших дней дошло лишь несколько экземпляров таких масок. Среди них наиболее хорошо сохранилась «Маска Давентри», которая была найдена в стене каменной постройки XVI века в графстве Нортгемптоншир. Наружный слой маски сделан из чёрного бархата, нижний – из шёлковой ткани. Между ними находится несколько слоёв прессованной бумаги. В маске имеются отверстия для глаз и рта, а также углубление для носа.

Также рядом с маской была обнаружена небольшая стеклянная бусина, нанизанная на тонкую верёвочку, которая крепилась к ротовому отверстию. Эта бусина (иногда пуговица) выполняла функцию ремешков крепления и позволяла маске держаться на лице. Женщина должна была зажать бусину между зубами, чтобы закрепить маску на лице. Если она хотела что-то сказать, ей нужно было снять маску. В Елизаветинскую эпоху, когда маски "visards" были на вершине своей популярности, молчание, как правило, рассматривали как то, что придавало загадочность женскому характеру.

Одно из первых письменных упоминаний о таких масках датируется 1575 годом. Автор текста под названием «Описание Англии в дни молодости Шекспира» пишет, что солнцезащитные маски пришли в Англию из Франции. Здесь они стали неотъемлемой частью высокой моды среди богатых и социально активных. На самом деле "visards" были настолько популярными, что их «носили» даже детские игрушки. Как бы там ни было, это не делало их менее жуткими.

В 1583 году христианский полемист Филип Стабс выпустил брошюру под названием «Анатомия злоупотреблений», в которой он, помимо всего прочего, описал маску "visard":

«Отправляясь куда-либо, они [женщины] всегда берут с собой маски, сделанные из бархата и покрывающие всё их лицо. В них есть отверстия для глаз. Если человек прежде не видел ничего подобного, то он при встрече с дамой в такой маске может принять её за монстра или дьявола».

Несмотря на свой непрактичный и пугающий дизайн, маски "visards" оставались популярными вплоть до XVII века, после чего канули в лету. Похожие маски можно увидеть на картинах конца XVIII века.

Джек-Потрошитель: все не так просто...

Исследователи Джека Потрошителя (рипперологи) подсчитали, что о Джеке Потрошителе написано больше книг, чем обо всех американских президентах, вместе взятых. Принято считать, что Потрошитель появился внезапно, совершил 5 убийств, одно кровавее другого (последняя жертва была буквально растерзана), а потом так же неожиданно исчез. Это не совсем верно. В перенаселенном Ист Энде убийства были так же привычны, как и уличная вонь. Например, за 25 дней до первого «выступления» Джека в Уайтчепеле была зарезана проститутка Марта Табрам (39 ножевых ранений в «тело и интимные места»). Обычно Потрошителя изображают в плаще, цилиндре и с саквояжем. Однако сэр Артур Конан Дойль допускал, что Джеком могла быть акушерка. Полиция искала мужчину, а пятна крови на ее одежде не вызывали бы подозрений. Потрошитель был уникален тем, что убивал без всякой видимой причины; дерзко, жестоко, в единой манере. Горло перерезалось слева направо, при этом голова жертвы наклонялась вправо, а к ножу прикладывалось значительное усилие (раны были очень глубокими). После этого вскрывалась брюшная полость, некоторые органы вырезались и уносились с собой. Тот факт, что убийце, по всей видимости, удавалось не запачкаться в крови и уйти незамеченным, отчасти объясняет еще одно его прозвище — «Кожаный фартук». Крови во всех случаях было мало, что дало почву для двух предположений: женщин сперва душили (что также объясняет отсутствие криков о помощи, ведь в некоторых случаях констебли были на соседних улицах и опаздывали на считанные минуты), а потом резали, либо преступления совершались в каком-либо другом месте (доме, движущейся карете), а тела выбрасывались на безлюдные улицы...

0

6

Как на самом деле жилось в Средневековье

Введение: Мифы о Средних веках
О Средневековье существует множество исторических мифов. Причина этого кроется отчасти в развитии гуманизма в самом начале Нового времени, а также становлении Возрождения в искусстве и архитектуре. Развивался интерес к миру классической античности, а последовавшая за ним эпоха считалась варварской и упаднической. Поэтому средневековая готическая архитектура, которая сегодня признана необычайно красивой и технически революционной, была недооценена и оставлена в стороне ради стилей, которые копировали греческую и римскую архитектуру. Сам термин «готический» изначально применялся к готике в уничижительном свете, служив отсылкой к племенам готов, разграбившим Рим; значение слова — «варварский, примитивный».

Еще одной причиной многих мифов, связанных со Средневековьем, является его связь с Католической церковью (далее — «Церковь» — прим.Newoчём). В англоязычном мире эти мифы берут свое начало в спорах католиков и протестантов. В других европейских культурах, например, в Германии и Франции, подобные мифы формировались в рамках антиклерикальной позиции влиятельных мыслителей эпохи Просвещения. Далее представлено краткое изложение некоторых мифов и ложных представлений об эпохе Средневековья, которые возникли как результат различных предрассудков.

1. Люди считали, что Земля плоская, и Церковь преподносила эту мысль в качестве доктрины
На самом деле Церковь никогда не учила тому, что Земля плоская, ни в одном периоде Средневековья. Ученые того времени имели хорошее представление о научных аргументах греков, которые доказали, что Земля круглая, и умели пользоваться научными приборами, такими как астролябия, чтобы достаточно точно определять длину окружности. Факт сферической формы Земли был настолько хорошо известен, общепризнан и не примечателен, что, когда Фома Аквинский начинал работу над своим трактатом «Сумма теологии» и хотел выбрать объективную неоспоримую истину, он в качестве примера привел этот самый факт.

И о форме Земли были осведомлены не только грамотные люди — большинство источников свидетельствуют, что все это понимали. Символом земной власти королей, который использовался в церемониях коронаций, была держава: золотая сфера в левой руке короля, которая олицетворяла Землю. Этот символизм не имел бы смысла, если бы не было понятно, что Земля имеет сферическую форму. В собрании проповедей немецких приходских священников 13 века также мельком упоминается, что Земля «круглая, как яблоко» с расчетом на то, что крестьяне, слушающие проповедь, понимают, о чем речь. А популярная в 14 веке английская книга «Приключения Сэра Джона Мандевиля», рассказывает о человеке, который отправился так далеко на восток, что вернулся на родину с ее западной стороны; и книга не объясняет читателю, как это работает.

Распространенное заблуждение в том, что Христофор Колумб открыл истинную форму Земли, и что Церковь выступала против его путешествия, есть не что иное, как современный миф, созданный в 1828 году. Писателю Вашингтону Ирвингу было поручено написать биографию Колумба с указанием, чтобы он представил путешественника как радикального мыслителя, восставшего против предубеждений Старого Света. К сожалению, Ирвинг обнаружил, что Колумб на самом деле глубоко ошибался в размерах Земли и открыл Америку по чистой случайности. Героическая история не складывалась, и поэтому он выдумал идею о том, что Церковь в Средневековье мыслила Землю плоской, и создал этот живучий миф, а его книга стала бестселлером.

Среди собрания крылатых выражений, встречающихся в Интернете, можно часто увидеть предположительное высказывание Фернана Магеллана: «Церковь заявляет, что Земля плоская, но я знаю, что она круглая. Потому что я видел тень Земли на Луне, и я доверяю Тени больше, чем Церкви». Так вот, Магеллан никогда такого не говорил, в частности потому, что Церковь никогда не утверждала, что Земля плоская. Первое использование этой «цитаты» встречается не ранее чем в 1873 году, когда оно было использовано в эссе американского волтерианца (волтерианец — свободомыслящий философ — прим.Newoчём) и агностика Роберта Грина Ингерсолла. Он не указал никакого источника и весьма вероятно, что он просто сам выдумал это высказывание. Несмотря на это, «слова» Магеллана все еще можно встретить в различных сборниках, на футболках и постерах организаций атеистов.

2. Церковь подавляла науку и прогрессивное мышление, сжигала ученых на кострах, и таким образом отбросила нас на сотни лет назад
Миф о том, что Церковь подавляла науку, сжигала или пресекала деятельность ученых, является центральной частью того, что историки, пишущие о науке, называют «столкновением способов мышления». Эта стойкая концепция зародилась еще в эпоху Просвещения, но утвердилась в сознании общественности с помощью двух известных работ 19 века. Сочинения Джона Уильяма Дрейпера «История отношений между католицизмом и наукой» (1874) и Эндрю Диксона Уайта «Борьба религии с наукой» (1896) были весьма популярными и авторитетными книгами, распространившими веру в то, что средневековая Церковь активно подавляла науку. В 20 веке историографы науки активно критиковали «положение Уайта-Дрейпера» и отмечали — бóльшая часть приведенных доказательств была крайне неверно истолкована, а в некоторых случаях вообще выдумана.

В эпоху поздней Античности раннее христианство действительно не приветствовало то, что некоторые священнослужители называли «языческим знанием», то есть научные работы греков и их римских преемников. Некоторые проповедовали, что христианину должно сторониться таких работ, ибо они содержат небиблейское знание. В своей знаменитой фразе один из Отцов Церкви, Тертуллиан, саркастически восклицает: «Какое отношение Афины имеют к Иерусалиму?». Но подобные мысли отвергалась другими выдающимися богословами. К примеру, Климент Александрийский утверждал, что если Бог дал евреям особое понимание духовности, он мог дать грекам особое понимание научных вещей. Он предположил, что если евреи взяли и использовали золото египтян в своих целях, то христиане могут и должны использовать мудрость языческих греков как дар Божий. Позже рассуждения Климента встретили поддержку Аврелия Августина, и более поздние христианские мыслители приняли эту идеологию, отмечая, что если космос является творением мыслящего Бога, то он может и должен постигаться в рациональном ключе.

Таким образом натурфилософия, которая в значительной степени основана на работах таких греческих и римских мыслителей, как Аристотель, Гален, Птолемей и Архимед, стала основной частью программы средневековых университетов. На Западе, после распада Римской Империи, многие античные труды были утеряны, но арабским ученым удалось их сохранить. Впоследствии средневековые мыслители не просто изучали дополнения, сделанные арабами, но и пользовались ими, совершая открытия. Средневековые ученые были очарованы оптической наукой, а изобретение очков лишь отчасти является результатом собственных исследований с использованием линз для определения природы света и физиологии зрения. В 14 веке философ Томас Брадвардин и группа мыслителей называвших себя «Оксфордскими калькуляторами» не только впервые сформулировали и доказали теорему о средней скорости, но и первыми начали использовать количественные понятия в физике, закладывая, таким образом, основу для всего, что было достигнуто этой наукой с тех пор.

Все ученые Средневековья не только не преследовались Церковью, но и сами принадлежали к ней. Жан Буридан, Николай Орем, Альбрехт III (Альбрехт Смелый), Альберт Великий, Роберт Гроссетест, Теодорих Фрайбургский, Роджер Бэкон, Тьерри из Шартра, Сильвестр II (Ге́рберт Орилья́кский), Гильом Конхезий, Иоанн Филопон, Джон Пэкхэм, Иоанн Дунс Скот, Вальтер Бурлей, Уильям Хейтсберри, Ричард Суайнсхед, Джон Дамблтон, Николай Кузанский — их не преследовали, не сдерживали и не сжигали на кострах, но знали и почитали за их мудрость и ученость.

Вопреки мифам и распространенным предубеждением, нет ни одного примера, когда в Средние века кто-нибудь был сожжен за что-либо, связанное с наукой, как и нет доказательств преследования какого-либо научного течения средневековой Церковью. Судебный процесс над Галилеем случился намного позже (ученый был современником Декарта) и был намного сильнее связан с политикой Контрреформации и вовлеченными в нее людьми, чем с отношением Церкви к науке.

3. В Средневековье инквизиция сожгла миллионы женщин, посчитав их ведьмами, а само сжигание «ведьм» было в Средние века обычным делом
Строго говоря, «охота на ведьм» вообще не была средневековым явлением. Своего апогея преследования достигли в 16-17 веках и практически полностью относились к раннему периоду Нового времени. Что касается большей части Средневековья (т.е. 5-15 вв.), то Церковь не только не интересовала охота на так называемых «ведьм», но она еще и учила тому, что ведьм не существует в принципе.

Где-то до 14 века Церковь бранила верящих в ведьм людей и вообще называла подобное глупым крестьянским суеверием. Ряд средневековых кодексов, канонических и мирских, запрещали не столько колдовство, сколько веру в его существование. Однажды священнослужитель вступил в спор с жителями одной деревни, которые искренне верили в слова женщины, утверждавшей, что она ведьма и среди прочего может обратиться в клубы дыма и покинуть закрытую комнату через замочную скважину. Чтобы доказать глупость этого верования, священник закрыл себя в комнате с этой женщиной и ударами палкой вынуждал ее покинуть комнату через замочную скважину. «Ведьма» не сбежала, и жители деревни усвоили урок.

Отношение к ведьмам начало меняться в 14 веке, особенно в разгар эпидемии чумы 1347 – 1350 годов, после которой европейцы стали все больше и больше бояться заговора вредоносных демонических сил, в большинстве своем мнимых. Помимо преследования евреев и запугивания групп еретиков, Церковь стала более серьезно относиться к ковенам ведьм. Кризис наступил в 1484 году, когда Папа Римский Иннокентий VIII опубликовал буллу Summis desiderantes affectibus («Всеми силами души» — прим. Newочём), которая запустила охоту на ведьм, бушевавшую по всей Европе следующие 200 лет.

В начавшиеся преследования ведьм были вовлечены в равной степени католические и протестантские страны. Что интересно, охота на ведьм, кажется, следует географическим линиям Реформации: в католических странах, которым не особо угрожало протестантство, как, например, Италии и Испании, количество «ведьм» было невелико, а вот страны на линии фронта религиозной борьбы того времени, вроде Германии и Франции, испытали на себе всю тяжесть этого явления. То есть, что две страны, где инквизиция была наиболее активна, оказались местами, где связанная с ведьмами истерия была наименьшей. Вопреки мифам, инквизиторы были намного больше обеспокоены еретиками и вновь обратившимися в иудаизм обращенными христианами-евреями, чем какими-то «ведьмами».

В протестантских странах охота на ведьм становилась неистовой вспышкой, когда статус-кво был под угрозой (как, например, охота на ведьм в Салеме, штат Массачусетс), или во время социальной или религиозной нестабильности (как в якобинской Англии или при пуританском режиме Оливера Кромвеля). Несмотря на сильно преувеличенные утверждения о «миллионах женщин», казненных по обвинению в колдовстве, современные историки оценивают реальное количество жертв приблизительно в 60-100 тысяч человек за несколько столетий, и 20 процентов жертв были мужчинами.

Голливуд увековечил миф о «средневековой» охоте на ведьм, и лишь немногие голливудские фильмы, повествующие об этом периоде, способны не поддаться соблазну и не упомянуть ведьм или кого-либо, преследуемого жутким священником за колдовство. И это несмотря на тот факт, что практически весь период этой истерии последовал за Средневековьем, а вера в ведьм считалась суеверной чепухой.
4. Средневековье было периодом грязи и нищеты, люди редко мылись, омерзительно пахли, и у них были гнилые зубы
В действительности средневековые люди всех сословий мылись ежедневно, принимали ванны и ценили чистоту и гигиену. Как и любое поколение до современной системы с горячей проточной водой, они были не так чисты, как мы с вами, но, как наши дедушки и бабушки и их родители, они были в состоянии мыться ежедневно, держать себя в чистоте, ценили ее и не любили людей, которые не мылись или плохо пахли.

Большинство людей в ту эпоху поддерживали себя в чистоте, ежедневно моясь в ваннах с горячей водой. Использование мыла впервые получило широкое распространение в Средние века (греки и римляне не пользовались мылом), и у производителей мыла были свои гильдии в большинстве крупных средневековых городов. Нагревание воды для полной ванны занимало много времени, поэтому домашние ванны не были так распространены, но даже низшие прослойки общества принимали сидячие поясные ванные, когда предоставлялась такая возможность. Аристократия вознесла принятие ванн до высоких уровней роскоши, где такое купание в больших деревянных ваннах с обитыми шелком сиденьями было не только уединенным наслаждением, но и процессом, которым можно поделиться с сексуальными партнерами или даже группами друзей, с вином и едой под рукой, — весьма похоже на современные ванны или джакузи.

Общественные бани существовали в большинстве городов, а в мегаполисах они процветали сотнями. Южный берег Темзы был местом сотен «тушенок» (от англ. «stew» — «тушенка», отсюда и название одноименного блюда в английском языке — прим.Newoчём), в которых средневековые лондонцы могли париться в горячей воде, беседовать, играть в шахматы и приставать к проституткам. В Париже таких ванн было даже больше, а в Италии их было столько, что некоторые из них рекламировали себя как обслуживающих исключительно женщин или аристократов, чтобы дворяне случайно не оказались в одной ванне с рабочими или крестьянами.

Мысль о том, что люди Средневековья не мылись, основана на ряде мифов и ложных представлений. Во-первых, 16 век и затем 18 век (то есть после эпохи Средневековья) стали периодами, когда врачи утверждали, что принимать ванны вредно, и люди старались делать это не слишком часто. Обыватели, для которых «Средние века» начинаются «от 19 века и ранее», сделали допущение, что нерегулярное принятие ванн было распространено и ранее. Во-вторых, христианские моралисты и священники Средневековья действительно предупреждали о вреде чрезмерно частого принятия ванн. Это связано с тем, что эти моралисты предостерегали от чрезмерности во всем — еде, сексе, охоте, танцах и даже в покаянии и религиозной приверженности. Делать из этого вывод, что никто не мылся, совершенно бессмысленно.

И, наконец, общественные бани были тесно связаны с проституцией. Нет сомнения, что многие проститутки предлагали свои услуги в средневековых общественных купальнях, а «тушенки» Лондона и других городов находились недалеко от наиболее известных своими борделями и шлюхами районов. Поэтому моралисты и ругались на общественные купальни, считая их вертепами. Делать вывод, что по этой причине люди не пользовались общественными банями так же глупо, как и заключить, что они не посещали находившиеся поблизости бордели.

Те факты, что средневековая литература воспевает прелести купания, что средневековая церемония посвящения в рыцари включает в себя ароматическую ванну для посвящаемого оруженосца, что аскетичные отшельники гордились отказом от купания в той же степени, как и отказом от других общественных удовольствий, а мылоделы и владельцы купален устраивали шумные торговые представления, свидетельствует о том, что людям нравилось держать себя в чистоте. Археологические раскопки подтверждают абсурдность представления о том, что у них были гнилые зубы. Сахар был дорогой роскошью, а рацион среднестатистического человека был богат овощами, кальцием и сезонными фруктами, поэтому на самом деле средневековые зубы были в отличном состоянии. Более дешевый сахар заполонил рынки Европы только в 16-17 веках, что и вызвало эпидемию кариеса и плохого запаха изо рта.

Средневековое французское высказывание демонстрирует, насколько фундаментальным было купание для удовольствий хорошей жизни:

Venari, ludere, lavari, bibere! Hoc est vivere!
(Охотиться, играть, купаться, выпивать! Вот так жизнь надо проживать!)

5. Средневековье — мрачный период относительно технологического прогресса, в котором практически ничего не было создано вплоть до эпохи Возрождения
На самом деле в Средние века было совершено множество открытий, свидетельствующих о технологическом процессе, некоторые из которых стоят в одном ряду с самыми значительными за всю историю человечества. Падение Западной Римской империи в 5 веке разрушительно сказалось на всей материальной и технологической культуре Европы. Без поддержки империи многие грандиозные инженерные и инфраструктурные проекты, а также многие навыки и приемы, задействованные в монументальных постройках, были потеряны и забыты. Разрыв торговых связей означал, что люди становились более экономически независимыми и производили все необходимое сами. Но это скорее стимулировало внедрение и развитие технологий, чем наоборот.

Технический прогресс помог автономным сельским общинам повысить популярность таких союзов по всей Европе, что привело к разработке хомута, позволяющего осуществлять более эффективные перевозки и пахоту; также появилась подкова, отвальный плуг, благодаря которому стала возможной культивация более тяжелой северо-европейской почвы; водяные и приливно-отливные мельницы стали использоваться повсеместно. В результате этих нововведений многие земли по всей Европе, ни разу не возделанные во время римских завоеваний, стали обрабатываться, благодаря чему Европа стала богаче и плодороднее, чем когда бы то ни было.

Водяные мельницы внедрялись повсеместно в масштабах, несравнимых с Римской эпохой. Это привело не только к широкому использованию гидроэнергии, но и к всплеску активной механизации. Ветряная мельница — это новшество средневековой Европы, используемое наряду с водяной не только для помола муки, но и для производства сукна, изготовления кожаных изделий, приведения в движение кузнечных мехов и механического молота. Последние два нововведения послужили причиной производства стали в полупромышленных масштабах и наряду со средневековым изобретением доменной печи и чугуна передовая средневековая технология производства металла далеко ушла от эпохи римских завоеваний.

Ко второй половине Средневековья (1000 – 1500 гг) ветер и гидроэнергия произвели аграрную революцию и превратили христианскую Европу в богатую, густо населенную и постоянно расширяющуюся местность. Средневековые люди начали экспериментировать с различными способами механизации. Когда они заметили, что теплый воздух заставляет печь работать (еще одно изобретение Средних веков), на больших средневековых кухнях на печах устанавливали веер, чтобы он автоматически поворачивал вертел системы передач. Монахи того времени отметили, что использование системы передач, приводимой в движение снижающимся весом, может служить для механического измерения часа времени.

В 13 веке по всей Европе стали появляться механические часы — революционное средневековое изобретение, позволяющее людям следить за временем. Нововведение распространилось стремительно, а миниатюрные настольные часы начали появляться всего через пару десятилетий после изобретения инструмента. Средневековые часы могли бы объединиться с вычислительными устройствами. Чрезвычайно сложный механизм астрономических часов, спроектированных Ричардом из Уоллингфорда, настоятелем монастыря Сент-Олбанс, был настолько запутанным, что потребовалось восемь лет, чтобы изучить полный цикл его вычислений, и это было самое замысловатое устройство такого рода.

Рост количества университетов в Средние века также стимулировал появление некоторых технических новшеств. Ученики, изучающие оптические исследования греческих и арабских ученых, ставили эксперименты над природой света в линзах, и в процессе изобрели очки. Университеты также снабдили рынок книгами и способствовали развитию более дешевых методов книгопечатания. Эксперименты с ксилографией в конце концов привели к изобретению наборного шрифта и еще одному замечательному средневековому новшеству — печатному станку.

Само существование средневековых судоходных технологий означает, что у европейцев впервые появилась возможность доплыть до Америки. Длительные торговые плавания привели к увеличению размера кораблей, хотя старые формы судовых рулей — они были огромные, в форме весла, устанавливались на боковой части корабля — ограничивали максимальный размер судна. В конце 12 века корабельные плотники изобрели руль, устанавливаемый на корме с помощью петельного механизма, который позволял строить гораздо более крупные корабли и управлять ими более эффективно.

Выходит, что Средневековье не только не было темным периодом в истории развития технологий, но и сумело дать жизнь многим технологическим изобретениям, таким как очки, механические часы и печатный станок — одним из самых важных открытий всех времен.

6. Средневековая армия представляла собой неорганизованную группу рыцарей в массивных доспехах и толпу крестьян, вооруженную вилами, ведомую на бой, больше напоминающий уличные разборки. Вот почему европейцы во время крестовых походов часто гибли от рук тактически превосходящих их мусульман
Голливуд создал образ средневековой битвы как беспорядочного хаоса, в котором жадные до славы невежественные рыцари управляют полками крестьян. Это представление распространилось благодаря книге сэра Чарльза Омана «Искусство ведения боя в Средние века» (1885). Будучи студентом в Оксфорде, Оман написал эссе, впоследствии выросшее в полноценное произведение и ставшее первой опубликованной книгой автора. Позднее она стала самой читаемой англоязычной книгой, посвященной теме средневековых войн, во многом потому, что была единственной в своем роде вплоть до первой половины 20 века, когда начали проводиться более систематические исследования вопроса.

Исследования Омана очень теряли в весе из-за неблагоприятных факторов времени, в котором работал автор: общее предубеждение, что Средневековье — период темный и малоразвитый по сравнению с античностью, недостаток источников, многим из которых только предстояло быть опубликованными, и тенденция не проверять полученную информацию. В результате Оман изобразил средневековую войну как невежественный бой, без тактики или стратегии, который ведется ради завоевания славы среди рыцарей и благородных мужей. Однако к 1960 годам более современные методы и широкий выбор источников и толкований смогли пролить свет на Средневековье, первоначально благодаря европейским историкам в лице Филиппа Контамина и Дж.Ф. Фербрюггена. Новые исследования буквально произвели революцию в понимании устройства средневековой войны и наглядно продемонстрировали, что пока в большинстве источников внимание акцентировалось на личных действиях рыцарей и дворянства, использование других источников рисовало совершенно иную картину.

На самом деле подъем рыцарской элиты в 10 веке означал, что у средневековой Европы появился особый класс профессионально обученных воинов, готовых посвятить жизнь искусству ведения боя. Пока одни завоевывали славу, другие тренировались с самого детства и точно знали, что битву выигрывают организация и тактика. Рыцарей готовили к выступлению в пеших войсках, а дворянство к управлению этими войсками (часто именуемых «лэнсы») на поле боя. Управление осуществлялось при помощи сигналов трубы, флага, а также набора визуальных и вербальных команд.

Разгадка тактики средневекового боя кроется в том, чтобы в сердце армии противника — пехоте — образовалось достаточно брешей и тяжелая пехота могла нанести по ней решающий удар. Этот шаг нужно было тщательно выверить и осуществить, обеспечивая защиту собственной армии, чтобы не дать противнику возможности проделать тот же трюк. В отличие от популярного мнения, средневековая армия состояла в основном из пехоты и конницы, включая элитную тяжелую кавалерию, составляющую меньшинство.

Голливудское представление о средневековой пехоте как о толпе крестьян, вооруженных сельскохозяйственным инвентарем, также ни что иное, как миф. Пехота набиралась из рекрутов в сельской местности, но призванные на службу мужчины или не были обучены, или были плохо экипированы. На землях, где была заявлена всеобщая воинская повинность, всегда были мужчины, готовые в короткий срок подготовиться к войне. Английские лучники, выигравшие битвы при Креси, Пуатье и Азенкуре, были крестьянскими рекрутами, но они были хорошо обучены и очень эффективны в форс-мажорных обстоятельствах.

Власти итальянских городов оставляли один день в неделю на подготовку горожан к выступлению в составе пехоты. В конце концов, многие выбирали военное искусство в качестве профессии, и дворянство часто взимало средства со своих вассалов в счет налогов на военные нужды и использовало эти деньги, чтобы пополнить ряды армии наемными солдатами и людьми, владеющими конкретными видами оружия (например, арбалетчиками или мастерами по осадному оружию).

Решительные битвы часто являли собой огромный риск и могли не увенчаться успехом, даже если ваша армия численно превосходила армию противника. Как результат, практика открытого боя была редкой для Средневековья, и большинство войн представляли собой стратегически выверенные маневры и чаще всего длительные осады. Средневековые зодчие подняли искусство построения крепости на новый уровень: великие замки эпохи крестовых походов, как Керак и Крак де Шевалье, или цепочка массивных построек Эдварда Первого в Уэльсе являют собой шедевры оборонительного проектирования.

Наряду с мифами о средневековой армии, когда чернь, управляемая бездарными идиотами, идет на войну, существовала идея, что крестоносцы проигрывали в схватках с тактически более подготовленными противниками с Ближнего Востока. Анализ битв, проведенных крестоносцами, показывает, что они выиграли чуть больше сражений, чем проиграли, пользуясь тактиками и оружием друг друга, и это была совершенно равная борьба. В реальности же причиной падения государств крестоносцев Утремера послужила нехватка людских ресурсов, а не примитивные навыки ведения боя.

В конце концов, есть мифы о средневековом вооружении. Общее заблуждение заключается в том, что средневековое оружие было таким непомерно тяжелым, что рыцарей приходилось усаживать в седло неким подъемным механизмом, и что рыцарь, сброшенный с коня, не мог самостоятельно встать. Безусловно, только идиот отправился бы на битву и рисковал своей жизнью в броне настолько затрудняющей движение. На поверку средневековые доспехи весили в общей сложности около 20 кг, что составляет почти половину того веса, с которым на фронт отправляется современная пехота. Реконструкторы битв в наши дни любят выполнять акробатические трюки, демонстрируя, каким маневренным и быстрым может быть полностью экипированный воин. Раньше кольчуга весила гораздо больше, но даже в ней тренированный человек был вполне мобильным.

Автор: Тим О'Нилл — медиевист, скептик и историк-любитель.
Оригинал: Huffington Post.

Перевели: Юрий Гаевский и Елена Груба.
Редактировали: Кирилл Казаков и Настя Железнякова.

«Железная дева» - одно из самых страшных орудий пыток для еретиков.

Когда речь заходит о самых мучительных средневековых пытках, то при упоминании этого «шкафа» с лицом женщины просто кровь в жилах стынет. «Железная дева» - так называли своеобразный саркофаг с острыми шипами внутри. Вот только помещали туда не мумию, а живого человека.

«Железная дева» была настолько мучительным устройством, что некоторые историки сомневаются в его использовании на самом деле, разве что в качестве инструмента запугивания. Однако в конце XIX-начале ХХ веков были найдены документальные подтверждения применения «железной девы». Вот только изобрели ее не в Средневековье (т. к. церковь вела тщательный учет всех используемых видов пыток), а гораздо позже, примерно в конце XVIII века.

Несчастного помещали в железный шкаф с торчащими внутри острыми шипами. Когда дверца запиралась, 20-сантиметровые шипы вонзались прямо в тело жертве, причем расположены они были таким образом, что не задевали жизненно важные органы. Прокалывались руки, ноги, плечи, живот, ягодицы и глаза. Казнь могла длиться часами, т. к. шипы запирали раны, и кровь сочилась медленно. Закрытое пространство только усугубляло мучения жертвы, вызывая дополнительно клаустрофобию.

На верхушке жуткого саркофага размещался лик Девы Марии, который олицетворял торжество христианской церкви над еретиками.

О палачах

1. Традиционный головной убор палача является вымыслом. На самом деле палачи не прятали своих лиц. Исключением можно назвать лишь казнь некоторых средневековых королей.
2. Палач имел право проводить венчание.
3. Палач имел доходы с казненных. Сначала ему было дозволено брать лишь то, что находилось под поясом, потом они получили право на всю одежду осужденных.
4. Палач имел право брать на рынках съестные припасы даром. Это право было предоставлено для того, чтобы он мог получать еду, которую не мог купить, так как многие отказывались принимать деньги из рук палача.
5. Палач в средневековье мог заниматься экзорцизмом.
6. В церкви палач должен был стоять позади всех, у самой двери, а к причастию подходить последним.
7. Во Франции встречались и женщины-палачи. В приказе Людовика Святого от 1264 года сказано, «что тот, кто злословил или поступил противозаконно, по судейскому решению будет высечен розгами лицом его пола, а именно: мужчина — мужчиной, а женщина — женщиной, без присутствия мужчин».
8. Если палач уходил на покой, он был обязан предложить городу кандидатуру на свой пост.
9. По своему положению в обществе палач был близок к таким низшим слоям общества, как проститутки и актеры. Даже случайное соприкосновение с палачом было неприятно людям.
10. Палач нередко оказывал горожанам услуги. Он торговал частями трупов и снадобьями, изготовленными из них, а также различными деталями, относящимися к казни. Такие вещи, как «рука славы» (кисть, отрубленная у преступника) и кусок веревки, на которой был повешен преступник, часто упоминаются в различных книгах по магии и алхимии.

0

7

10 вещей, которые надо знать о игре по историческому канону или антуражке: © LYL

1. Новояз. Современный новояз убивает антураж. Серьезно, пользуйтесь словарем синонимов.
1.1. И да, еще.  Не используйте без нужды слово "романтизм" и "романтичный" в играх, которые охватывают временные промежутки до конца XVIII - начала XIX века. Романтизм в литературе  и в головах появился именно тогда, романтичных менестрелей не было. (с) Ardea
2. Если играете по европейскому Средневековью, забудьте слова "секунда", "минута" особенно в прямой речи или мыслях персонажа. Детальное измерение времени никого не волновало. Как и люди не волновались часами.
2.1. по секундам и минутам хочу дополнить - не только по средневековью, но захватывает  и добрый кусок барокко - минутная стрелка появилась во второй половине семнадцатого века. (с) Ardea
3. И да, надо помнить об ощущении времени теми людьми - оно не наше, не уподобляйтесь бенивайсам и не пользуйтесь телепортом.
Средневековая повозка, груженная знатными дамами, сундуками и детьми, будет продвигаться на 30-50 км в день (!). И это нормально. (с) Ardea
4. Современного понимания возраста не существует. Гуглите, хотя бы, среднюю продолжительность жизни. И называть 25летнюю даму девушкой, в большинстве прошедших эпох - моветон.
5. Скорее всего, вы не понимаете психологию современников желаемой эпохи. Смиритесь. Если не смиряетесь - посмотрите хоть наискость список литературы и варианты трудов философов того времени. Самореализация, гуманизм, свобода слова и действий? Ваш персонаж половину из этого не будет знать и иметь.
5.1. Подсознание! Даже оставляя в стороне самокопания, которые тоже были большинству людей несвойственны, стенания по трудному детству и желания странного, само слово, как и его производные, сносит крышу. (с) Oxymoron
5.2. и еще про отношения детей и родителей! Разумеется, матримониальные законы различны в разные эпохи и в разных странах, не ленитесь копать литературу.
Во Франции, в "приличных" семьях, начиная с лохматых времен и заканчивая XIX веком (о как!) выдавали дочерей замуж:
а. рано
б. после воспитания в монастырской школе
в. по воле родителей, и никак иначе.
Брачный возраст (то есть позволительный для консумации) очень невысок, и равняется примерно 14-16 годам (то есть фактически равняется возрасту полового созревания), возраст сексуального согласия еще ниже. Старику пятидесяти  лет спать с четырнадцатилетней женой - не моветон. 
Знаменитое устойчивое выражение "женщина бальзаковского возраста" в первоисточнике применяется к тридцатилетней женщине.
К этому времени среднестатистическая женщина успевала не раз родить, часто  потерять детей во младенчестве и поизноситься. (с) Ardea
6. Трусики Ренфри. Сапковский, конечно, косил под постмодерниста, но - уверена, если вы решите перейти из фэнтези-жанра в стан историчников, вашей попытки в постмодернизм не оценят.
Женские трусы (мы не берем в расчет набедренные повязки с полотнищем ткани или куском кожи для прикрытия срамного места) появились в конце XVIII века. Это были рюшастые панталоны, которые стоили состояние. Поэтому позволить себе их могли только очень богатые дамы. А, говорят, Французская революция и последовавший за ней неогреческий (античный) стиль в одежде, введенный новомодницами, стимулировали появление женского трико.
Зачем знатной даме нужна была горничная?
Потому что знатная дама без горничной была беспомощна, и не потому, что она Катя Рощина изнеженная инфантильная дура, а потому что у нее на спине рук нет. Лиф шнуровался сзади. Юбка была не одна, рукава и некоторые части лифа часто пристегивались по "запчастям". Шемиза (она же камиза, она же рубашка),  корсет, котт (нижнее платье), сюрко (верхнее платье), гаун (еще один подвид верхнего платья),  позже панье  и даже проволочные каркасы, плащ и различные виды шляпок у женщин. Да, при этом все еще нет трусов.
Мужчины: камиза (рубашка) – дублет – джеркин – гаун  в эпоху Возрождения, позже  жюстокор, камзол, жилет и так далее - у мужчин. А, еще брэ и шоссы (церковь считала, что мужчинам оголять ноги тоже неприлично!)
От названий пестрит в глазах и делается шумно в голове.
Если не уверены в приложении вышеназванных вещей к правильным частям тела - обойдитесь нехитрым "платье" и "нижняя рубашка". (с) Ardea
7. Дохристианский период (а в некоторых странах даже уже после принятия христианства). Навсегда забудьте о том, что быть бастардом - это позор, что рожать вне брака - позор, и спать с кем-то до брака - стыдненько. Отношение к внебрачным детям в основном зависит от того, какой там нынче порядок наследования, как там у нас с перенаселением и ресурсами и т.д. Отношение к сексу до брака варьируется от места, времени и конкретной общины, но осуждение, которое прямо осуждение было редко и лучше рассматривать конкретные случаи. А да, иногда предложить жену гостю - это более чем норм, как еду и ночлег. (с) Чайка Джонатан
8. Отношение к смерти. А.Гуревич все уже расписал до нас, давайте не надо повально играть в трепетных травматиков, впадающих в депрессию после выкидышей, смерти младенцев и т.д. За что люблю Игру престолов, так это за Valar Morghulis. Смерти боятся, но смерть всегда рядом. Родить 10 (а иногда 20 детей) из которых выживет хорошо, если три - тоже нормально. (с) Чайка Джонатан
9. Отдельно о нечисти (это уже по мифологичкам). Товарищи фейри (и любой другой вид "странного" - без разницы на Руси или на Ирландщине) не руководствуются человеческими мотивами и моралью и не надо им их приписывать. У них есть своя система "гейсов" и "альгейсов". (с) Чайка Джонатан
10. О престижности труда.
- Работаешь головой? Ты ноль. Даже ближе к минусу. Ученый, не прибившийся ко двору или не вошедший в научный кружок (если мы говорим о более близких эпохах) практически нищий и точно сумасшедший.
- Музыкант без покровителя? пьяница и забулдыга.
- Ты поэт? А кто тебя кормит и с кем ты спишь?
- Тачать обувь лучше, хлебнее и нормальнее, чем быть бардом.
- Ученые полезны церкви. Вернее - грамотные люди полезны, книги там переписывать. А ученые хорошо горят, постСредневековье: ученых хорошо предавать обструкции© LYL

0


Вы здесь » Assassin's Creed: Nothing is True » Бюро. » Story


Сервис форумов BestBB © 2016. Создать форум бесплатно